• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
12:55 

black wind
из другой сказки...
"Никому не сдавай меня, лучше храни внутри.
Обойдемся без аутосадо и без вериг.
Если тут надо мной качаются фонари,
значит ты в темноте, и это меня устроит.

Сохрани меня целой, правильной и хмельной,
не трави меня холодом, словом и тишиной,
и не надо со мной как в книгах или в кино,
мелодрамы, как правило, крайне не много стоят.

Изнутри тебя пыль, терновник, полынь-трава.
Нам давно пора, но нам все еще не пора.
Ты несешь в себе кусок моего нутра,
от того наш срок по-прежнему скрыт под сажей.

Подожди, поноси меня у бедра ножом,
твой взгляд, как тату, мою кожу все жжет и жжет.
Если кто-то меня по жизни и бережет,
то это не ты, что, в целом, логично даже.

Мы ходим не в такт, мы даже поем не в тон,
но сердце мое, как крестик или жетон,
на шее твоей, и знаешь, я вижу в том
много ошибок, но вижу довольно слабо.

А впрочем, ты мне как метка или печать,
и я буду — простая родинка у плеча.
Не сдавай меня полицаям и главврачам —
это новое
правило
файт
клаба."

11:47 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«Никого не любить, только свою семью -
забираться с ногами в кресло, пить тёплый чай,
отдыхать, изучая значение слова «уют»,
за щекой прятать сплетни, конфеты, печаль.

Никого не любить, только своих друзей -
разбивать бокалы и ночи звенящим смехом
заплетать себе косы из присказок и идей,
друг для друга быть помощью, болью, эхом.

Никого не любить, только себя саму -
ежечасно страстно себе признаваться,
обожать зеркала, озера, моря, луну,
сохранять себя, множить, как облигации.

Ничего не любить, только свои семнадцать»

12:46 

black wind
из другой сказки...
"Я давно не пишу стихов тебе, Билли. А меня тут прямо с утра топили в белом чае и облако из ванили заполняло собой нутро.
Я не знаю увидимся ли с тобой мы, дик твой запад, и ты там лихим ковбоем уходил в закат за моей спиною. Одиноко взойду на трон.
Водрузив как нимб на себя корону, из стекла цветного и из картона, я найду другого себе дракона и другую башню. И там запрусь.
Мои косы будут как у Рапунцель, и отмерив грусти на восемь унций, я украсив их огоньком настурций, сброшу вниз. Высоты боюсь.
Может ты по ним заберешься в башню, а внизу твой конь, или паж бесстрашный, мои руки будут в цветной гауши, перепачкан какао рот.
Обнимая оставлю следы ладоней на твоем камзоле оттенка моря, сладкий вкус на губах - словно солнце тонет, обжигая пустой живот.
Я смеюсь, забавный выходит рыцарь...А мои драконы выходят биться, переходят нежно твои границы, залегают к тебе на дно.
Их глазами смотрю на твои просторы, твои прерии Канзаса, Аризоны, на изгибы погибельного каньона, что являет твое лицо.
Привязав за ленту воздушный город (он построен мною и очень молод), я отрежу косы, сниму корону и закрою свое окно.
А меня тут прямо с утра топили в белом чае и облако из ванили, ты представь только это мой славный Билли, заполняло собой нутро.
Я уже как год не пишу ни строчки. На вершину измаранных многоточий приходи прощаться до самой ночи и пенять на свою судьбу.
Бьется сердце ритмами краснокожих, чешуя блестит на горячей коже, все же мы с тобою почти похожи. Я тебя люблю."

12:39 

black wind
из другой сказки...
"будь навеки со мной.
суетой городов, фасадами старых зданий,
гулом аэропортов, гудящими поездами,
будь двадцатым ладом, седьмою моей струной
ангелом-хранителем за спиной

сохрани, как дар, привычку так мило злиться,
так гореть, мечтать, губительно улыбаться,
сохрани себя до буквы, строки, абзаца,
каждой непредсказуемой твоей страницы
ты - та книга, к которой даже не прикоснуться,
просто бы хоть с витрины полюбоваться

и в своем далеком городе-небылице
не забудь вовек о южной моей столице
как улыбки близких здесь обжигают лица
оставляя след в глубине души
(этот город очень хочет тебе присниться
если ты, конечно же,
разрешишь.)"

03:56 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
В первых числах каждого месяца Золотку нравится спать на левом боку. В первых числах Золотко любит свежие фрукты, режет салаты, вечерами читает литературу. Не пользуется косметикой, моется гелем для душа с запахом хвои. Бодро жуёт авокадо, пытается меня воспитывать, часто смеётся. Спокойна.
В десятых числах каждого месяца Золотко любит мясо, рррр. С кровью, пожалуйста. На завтрак - мясо, на ужин - мясо, на обед можно гамбургер. С колбасой. Активна, деятельна, деловита. Если отвлечь от деятельности, может укусить за палец. Но толерантна.
В двадцатых числах каждого месяца Золотко устаёт. Я устала, устала, устала, невозможно, пойди поспи, я уже спала, поспи еще, сколько можно спать, не могу, не могу. Постоянно грызет шоколадки и шоколадные вафли, запивает каким-то вином, давай напьемся, я прошу тебя, давай напьёмся, ну вот, напились, иди же ко мне, иди, ты куда? Я устала.
После двадцатых чисел Золотку плохо. Гель для душа с запахом абрикоса пахнет мочалкой, гель для душа с запахом мёда пахнет больницей, гель для душа без запаха тоска какая. Ты меня не любишь, не любишь, ни ты, никто, и моё бесконечное одиночество как же мне теперь жить, давай разведёмся.
Давай. Но через пару дней, хорошо?
Рыдает.
В конце каждого месяца Золотко смущена, но довольна. Ты знаешь, я тут подумала - может, не разводиться? Купи авокадо.
(c) neivid

22:26 

не

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
я больше не часть твоей жизни, не твой дружочек, не собеседник и просто - не.
не совпадаю, не думаю, не нужна и -- что там еще бывает?
и дело не в злиться, резать руки, писать fuck you all или хуй войне,
я просто скучаю, и думаю, как мне тебя не хватает.

я больше не муза, не вдохновение, не недосягаемая высота,
не тот, за кем ты следишь с неизменным пристальным интересом,
я больше не тот, короче. точнее, я больше не та, -
и это, наверное, естественно, как все биологические процессы.

как есть, как дышать, как спать, но - я больше тебе не снюсь,
и даже письма писать вот-вот тебе перестану...
я больше не часть твоей жизни. я объясню
это себе попозже, пока же мне все так странно:

я больше не часть твоей боли, не часть твоей нежности, не твоя рука,
я больше не "эта история про случайную встречу с нею"...
я больше чем все это, слышишь? я больше. наверняка.
а впрочем, не слышишь, а я объяснить - к сожалению - не умею.

(с) takaya_shtuka

19:10 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Это не карцер, как в прочем, не тронный зал.
Я поражен атмосферой, что здесь царит.
Если не в силах казнить, то зачем позвал?
Чтоб посмотреть мне в глаза? Ну, так посмотри.

Я ведь мятежник везде, кроме этих стен.
Что тебе нужно? Меня отпустить? Зачем?
Мы уже больше не делим с тобой постель.
Как же твои идеалы? Законы? Честь?

Ты же стал князем. Веди же себя как князь.
Я, подчиненный, склоняюсь к твоим ногам.
Не понимаю – зачем тебе наша связь?
Это лишь повод для сплетен твоим врагам.

Мне за провинность дорога на небеса -
Кровь приливает к лицу и стучит в висках-
Если оставишь в живых, я подохну сам,
Я ведь по-прежнему буду тебя искать.

Ты не узнаешь, что проще на эшафот,
Чем без тебя волочить кандалы пути.
Я эгоист… я любуюсь тобой и вот..
«Стража! Ведите меня. Я хочу уйти!»

Julber 27.02.11

12:29 

black wind
из другой сказки...
"До весны осталось уже совсем немного
Вдох, невыдох, кашель, тринадцать ночей.
Этот город уже перепил и снега и смога,
Потому смотрит хмуро и строго из-под бровей,
Как случайно царапнувшая сбоку шрапнель.
Что ни день, то скопище неоправданных мной надежд,
Поистерлось что-то в душе, хрупнуло, надломилось.
Перебираю стопку книг на столе, а снег
Оседает сединами где-то на стареньком чердаке,
Точно так, как сегодня мне снилось.
Я, запутавшись пальцами в волосы, жду весны,
Перемен и, возможно, немного тепла и света.
Я, как в детстве, пытаюсь искренне и навзрыд
Быть неестественно честным и верить в сны,
Чтобы руками дотронуться до чьего-нибудь неба."

01:16 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«очень нужно уже приучить себя быть счастливой:
засыпать легко,
не перебирать воспоминания до рассвета,
пить кофе утром без сахара,
говорить красиво,
писать красиво,
и никого, никого не корить за это.

очень нужно приучить себя быть до края,
быть сейчас и здесь,
наполненной и прекрасной.
очень нужно хотя бы пробовать жить играя
в реальность -
не ежеминутно, но ежечасно»
takaya_shtuka

13:50 

black wind
из другой сказки...
"В детстве собирала фантики от "Love is",
И тогда казалось, будто любовь - это внутри такое,
Что с ногами забираешься на подоконник
И готовишься каждое слово его ловить.

А сейчас мне все чаще кажется, что любовь, наверное,
Это не когда ты ждешь его дома верно,
И на груди у тебя медали,
А внутри беспечное счастье летнее,
Как венок из васильков и лютиков.
А когда, провожая утром, говоришь ему: "Я люблю тебя",
Чтобы всякие фразы вроде "Собирайся быстрей - опоздаешь"
Не оказались последними.
Еще никогда не прощаешься,
Не хранишь его фотографию на трюмо.
И каждый вечер он возвращается
Домой."

(c) Rowana

19:34 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Мой напарник - исконный, породистый одиночка;
шрамы, перстни, наколки и седина в висках.
Ничего, на самом-то деле, не помню точно,
до сих пор не пойму, как стала ему близка.

Мой напарник знает, откуда здесь дует ветер,
где зимуют раки и где они ждут весны.
С ним непросто шутить, в особенности о смерти.
Он не носит ножа, так как знает, что делать с ним.

Рядом с ним я щенок, восторженный и нелепый,
карамельная девочка в шёлке и кружевах.
Так он смотрит в мои глаза и сбивает пепел,
что не знаю, как я вообще до сих пор жива.

У него высокие скулы, стальные нервы, -
но в груди цветут эдельвейсы,
крылья режутся за спиной.

Помню, я была чьей-то женой, и почти примерной;
он сказал -
"бросай это дело, идём со мной".

(c) kaitana

15:44 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
"Дорога – это проснуться ночью, почти наощупь собрать рюкзак, позволить сотням пустых обочин вовсю плескаться в твоих глазах, дорога – это огни заправок, глухих окраин прощальный джаз, и ты вздыхаешь, ох, боже правый, куда я вляпался в этот раз. И липкий страх начинает литься в тебе холодным и злым дождем, ты в сотый раз вспоминаешь лица тех, кто обратно тебя не ждет, в тебе, шипя, остывает город, проблемы, планы – и ты один…

…еще дорога – седые горы, кусочки неба в твоей груди. Дорога – это когда наутро ты вдруг проснешься под шум колес, и кто-то очень лихой и мудрый внутри прикажет не вешать нос. Когда весь мир, что горел в пожаре, теперь смеется, живет, летит…

А тот, уже незнакомый парень остался где-то на полпути.

Храни нас, Боже, наивных, резвых, таких обидчивых и прямых, храни нас, Боже, бухих и трезвых, когда кричим и берем взаймы, храни нас, Боже, горячих, верных – и глупых - но неплохих ребят. Храни нас, Боже, когда не верим в себя, в прощания – и в тебя.

Морская пена, закаты, сосны, откуда вся эта красота; дорога – это вернуться после, и в то же время остаться там.

И пусть закончишь ты это просто, домой вернувшись в конце концов.

Но видишь – линии перекрестков опять рисуют твое лицо".
(c) Джек-с-Фонарём

23:22 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
у меня всё отлично. просто что-то очень соприкоснуло с неким давним ощущением. и стечением обстоятельств-разговором в настоящем.

«дыши, говорю, дыши, и не делай как я -
не растворяйся в боли и нет, не потворствуй ей,
дыши, говорю, дыши, хорошая, не моя,
ровнее, еще ровнее, еще ровней/
да больно, да хочется плакать в тугой кулак,
да хочется резать руки, чтоб отлегло,
дыши, говорю, и только не делай так,
как делаю я, раскрошивая стекло
меж хрупкими пальцами, кровью дразня мороз
как делаю я, погрязший вне февраля,
дыши, говорю, дыши пока серебро
окрасит твои ресницы. дари мне взгляд,
дари мне движение рук и упрямый бег,
дыши, говорю, дыши, и мы выживем, не солжем...
она оседает из рук моих на грязный весенний снег,
и пишет на нем: "мне больно дышать" ножом».
чуть переделанная takaya_shtuka

15:23 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
точка-точка-запятая -
замерзает у трамвая
с воскресенья до субботы
ходит-бродит на работу
одинок,но не один,
поедает кодеин,
дома скрепки и таблетки,
здесь - бумажные салфетки,
монитор опять не пашет
сонный город, сильный кашель,
через щели в две руки
проникают сквозняки,
город выплюнет на волю,
сдаст все явки и пароли,
и немного покалечит -
вот и выйдет человечек

из подъезда в магазин,
доедая кодеин.

(с) Judon

15:00 

black wind
из другой сказки...
"У тебя есть старый воздушный змей,
У меня любопытство и пыль под правой ногой.
Давай сделаем крылья. Мне хочется всё сильней
Улететь, пока раньше не смог другой.

У меня есть крепкая голубая нить.
Видишь, я распустила свой тёплый шарф.
Говорят - тронешь небо - сможешь искренне полюбить.

Ну а взрослые всё смеются, говоря про какой-то шар,
Атмосферу и ва-ку-ум, но можем мы их простить?


У меня есть крепкая голубая нить,
У тебя есть старый воздушный змей...
Мало времени - я не умею шить.
Давай сделаем по крылу, и будем мы их носить,
Пока кто-то из нас не станет для них взрослей."

12:23 

black wind
из другой сказки...
"И снова в Wonderland'e как когда-то
Идет девчонка в старом синем платье.
Как не боится, глупая? Расплата
За детский бред - безумия проклятье.
Она так странно смотрит, будто знает
Куда идти - да вот понять не может:
Она уже в Стране чудес чужая
Или еще найдется пара ложек
На чаепитии - безумном, добром, вечном.
Иного вечного теперь здесь вряд ли встретишь...
И раньше быть нельзя было беспечной,
Ну а теперь здесь сказка - просто ретушь.
Чешир теперь не хочет улыбнуться,
А Гусеница бросила курить.
И Шляпник попросил бы не острить:
"В волшебном мире Шляпы тоже рвутся.
Страна чудес нехило изменилась.
Оно понятно - столько лет прошло.
Вот видишь... Ну чего ты прицепилась?!
Ну да... на чаепитии - вино.
Сейчас бы что покрепче не мешало -
Такие времена... Ты уж поверь.
А впрочем, ты и раньше понимала,
Что Бармаглот - не самый страшный зверь.
Но это жизнь - у нас она сурова.
Да, не курорт, не сказка и не рай.
Но если хочешь жить здесь - привыкай.
А лучше - убирайся поздорову."
И помнится Алисе, как когда-то
Она меньшала или огромнела...
А за спиною шепчутся две карты:

"Алиса Лиддел как-то... повзрослела."

 

(с) Le maniaque de fraise


19:06 

Кофейная колыбельная

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Кот уминает остатки холодной пиццы.
В маленькой клетке тихо скребется мышь.
Взгляд от экрана:
- Ну, вот… и тебе не спится?
- Как я могу уснуть, если ты не спишь?

Солнцем искусственным тускло чарует лампа.
- Сколько там на часах?
– Без чего-то три.
Сладко зевая, сползаешь с дивана на пол:
- Кофе давно хочу, только лень варить.

Месяц глазеет на сонные наши лица.
Я выхожу, ногой прикрывая дверь.
«…ложечку сахара, чуда, чуть-чуть корицы»
Слышу вдогонку:
- Сахара можно две.

Кофе готов. Босиком возвращаюсь в спальню.
В спальне тепло, открыто одно окно.
На подоконнике стройная в платье бальном
С книгой в руках сидит забияка-ночь.

В комнате пахнет осколками звезд и маем.
Ночь замирает и говорит мне: «Тщщщ»
Ставлю на тумбочку кофе и понимаю:
Кофе готов, а ты уже сладко спишь.

Julber 6.02.11

18:32 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«... засыпает под утро - после кофе и некоторого количества текстов.
думает: хоть бы уснуть так, чтобы ни-че-го не приснилось.
думает о рецепте какого-то теста, думает, где взять силы
и наконец, засыпает.

ей снится дерево, растущее сквозь асфальт. асфальт прозрачен. корни полны водой.
она понимает, что где-то укрылась фальшь, она чувствует ее кожей, почти собой,
перемещает дерево руками куда-то вверх, где плотнее и глубже - сочна и темна земля,
и все проваливается. и начинается снег, укутывающий и ее, и меня, и тебя....

... просыпается среди ночи, встает за водой и снова ложится спать.
досматривать сны, выбирая их будто фильмы в настройках меню.
думает: было бы отлично вообще ничего не знать, думает: я ему обязательно перезвоню,
и опять засыпает.

ей снится слон. трогательный и смешной. она хохочет, разглядывая его, по-детски
у него огромные уши, он бархатный и живой. она протягивает к нему руку, просыпается от смски
и думает, ну почему так не вовремя? засыпает, продолжая разговор со слоном,
обнимает подушку и уже через две минуты упрямо кормит его морковью....
я в это время придирчиво застываю над новым сном, рисую его очень тщательно и с любовью,
и поэтому не успеваю.

... она опять просыпается, за окнами спит москва, в городе душно и в общем вполне июль.
четыре часа. слишком рано, чтобы вставать, думает, руку протягивает - попью,
но засыпает, еще не найдя стакан -

ей снятся люди, толпы, огни машин, призрачный жаркий туманец над мостовой
шорох и скрежет, звук тормозящих шин, бледный уставший уличный постовой,
все это резко смывает рассвет в горах, можно ладонью почувствовать горный склон,
резко вдохнуть и выдохнуть запах трав, губы невольно срываются в сладкий стон....

утро приходит резко - звонком, письмом, временем, отведенным для первых встреч.
все, что мне остается - придумывать сотню снов, чтобы хотя бы снами ее беречь»

12:49 

black wind
из другой сказки...
"Скажи мне, друг, чем пахнет Манхэттен?
И что за табак в твоих сигаретах?
Звездами или газовым светом
Небо подсвечено?
Реплики этого зимнего вечера
Нами подхвачены.
Значимо
Каждое четкое слово.
Партия в шахматы сыграна снова.
Я был так неловок,
Ты был близорук...
Менялись местами север и юг,
Не замыкая изломанный круг,
Не отрицая долгих разлук.
Скажи же мне, друг,
Чем пахнет Манхэттен?
Не новым ли летом,
Не свежей весной,
Не правом ли вместе вернуться домой?.."

17:11 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«Если в песочных часах видишь снег, это значит февраль. Время, которое убиваешь, чтобы не убить себя, в конечном итоге всё равно убивая. Время беспрерывного малодушия - прятаться в собственных снах, полных подложных образов того, чего обманной наживкой не приманишь в мир. Торопить это неподвижное снежное время, гнать до ошибочной, жалкой победы, зная уверенно то, что исчезнет, и протечёт сквозь меня, как сквозь пальцы, назад не вернётся. Столько могла бы суметь, но почти не сумела - только лишь выкинуть, опустошив пространство души, всякие вещи, надеясь - однажды раскрою окно, и мартовский ветер будет гулять тут, во мне, беспрепятственно, холодить до беспамятства, развязывать волосы, кармические узлы, петли висельника. Ещё не завтра, ещё не сдалась, если надеюсь - пока ещё не заслужила. Боже мой, как же оно надоело, белое марево, мне не дающее смерти, только бессилие, в марлевой тряпке до глаз, непричастный рассвет. Боже, как хочется выбраться, вырваться, выйти из белого и очутиться в тебе. Боже, как страшно, что там тоже снег, тот же снег. Что и во мне»
hero_in

.сау.

главная