"рано или поздно
так или иначе"
URL
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:34 

"Это самое страшное – знать, что может быть лучше, чем есть…"

.сау.
"Быть как стебель и быть как сталь В жизни где мы так мало можем Шоколадом лечить печаль И смеяться в лицо прохожим"
«Мой-то опять усвистел, ишь, повадился. А я ведь цветок осенний, странный, забывчивый, чуть только что, начинаю сиротствовать. Такая, знаете, становлюсь одна-одна, будто и не было никогда рядом мужчины, будто вот только что я проснулась в холодном доме и надо как-то устраивать жизнь. Проверено: могу в три дня переменить свою участь.
Но это же всё от хрупкости нервов, последствия детской травмы - одного мужчину я ждала пять лет, а он так и не вернулся. И тогда я решила, что ни дня больше не потрачу на отсутствующих. Уехал? всё! как умер.
Потом, конечно, прошло, нынешний-то всегда возвращается, умом я понимаю. Но прохладный ветер в сердце никуда не девается. И свааабодааа…»

08:10 

"Быть как стебель и быть как сталь В жизни где мы так мало можем Шоколадом лечить печаль И смеяться в лицо прохожим"
19:26 

кого-то мне это напоминает...

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Жил на свете Тигренок. У него были детские глаза и острые коготки. Больше всего на свете он любил Правду. Если его спрашивали, что он думает об обезьяне, вырядившуюся в мантию ученого, он говорил правду - "Это ж обезьяна." За это его многие любили, а еще больше - не любили… Но поскольку Правда была в почете среди жителей этой страны, то большинство скрывали истинное мнение о Тигренке (они умели это делать). А за спиной шептались и покручивали палец у виска.
Однажды случилось так, что он узнал одну Тайну. Ему стало грустно от этого, потом обидно, а потом и вообще - страшно. Но он был Тигренком. А тигры, как известно, - очень смелые и сильные. И он быстро справился со своим страхом, но вот от грусти никак не мог избавиться. Тогда собрав всю свою волю в лапки, он решил, что никто и никогда его теперь не увидит грустным. Ведь если кто-нибудь спросит - "Почему ты, Тигренок, грустишь" - ему бы пришлось рассказать о Тайне. А этого допустить он не мог... Так обычный Тигренок превратился в веселого и жизнерадостного Тигренка, и все его друзья очень обрадовались этому, а многие знакомые даже стали завидовать... Весело и интересно стали проходить дни, а вот ночи... Ночи Тигренок проводил наедине с Тайной. Ему уже не было страшно с ней. А Тайна, поняв всю бесполезность, перестала его пугать. Отбросив страх за ненужностью, она закутывала Тигренка в свой плед, и с печальной нежностью убаюкивала его.... (с)

08:05 

просто в настроение

black wind
из другой сказки...
"Неужели прощанье всерьез?
Неужели виновница - осень?
Стук копыт, и сердец, и колес,
Первый иней как первая проседь.

Все как есть. Ни имен, ни долгов.
Обещать ничего не успели
У тебя - лишь пригоршня стихов
Несерьезно же все, в самом деле...

На минуту отложенный путь
Все в порядке - конечно-конечно
На поверхности спрятана суть
на прощание - праздничный вечер...

Расстаемся... Чего пожелать?
Разве только не встретиться снова,
Разминуться, столкнуться опять -
И с тобою увидеть другого.

Уходить от кого-то пустяк
Непрожитая, вздорная малость
А вот если кончается- так,
И чего-то уже не осталось...

Улыбнись, помаши мне рукой...
Будет сплетничать всё королевство,
Что в отставку отправлен тобой
Этот рыжий. Желаете место? "

23:39 

Маленькое, лохматое с грустными глазами

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
"Странно бывает в жизни. Я смотрела в серую дождливую пятницу. Пальцы жили сами по себе, рождались стихи, а в голове звучал рок. И оторваться от клавиатуры не было никаких сил... все казалось запущенным и непонятным. Тоскливый, странный, неведомо где заплутавший вечер пятницы. Офис, затерявшийся островком одиночества среди необъятного города, и маленькое окошко в жизнь под названием монитор.

Одиночество. Маленькое, лохматое с грустными глазами. Оно пульсирует в груди рядом с сердцем, и ему не может помочь ничто и никто. Прогонять его бесполезно, наверное, и не нужно, ведь на его место нужно что-то вживлять, я же страшусь подобных операций. Слишком они болезненны.

Да и вряд ли что-то изменится. А ведь вокруг столько живых людей. Друзья, знакомые и просто хорошие люди. Люди, которых я любила, люди которые любили меня. Лица проплывают перед глазами, почти всем я улыбаюсь, и только некоторые навевают светлую грусть, хочется плакать, но слезы исчезли, затерялись в каком-то давно позабытом весеннем дне.

Где-то за окном бушуют страсти, люди влюбляются, ругаются, ссорятся и обижаются, умирают, рождаются. А я подсматриваю за этим спектаклем под названием жизнь и кажется мне, что где-то уже это было. Порой надоедает просто наблюдать, и я окунаюсь с головой во все это... а позже становится как-то противно и гадко, но иногда любопытно, и я продолжаю дальше путь одиночества. Люди проходят мимо, некоторые какое-то время идут рядом, но рано или поздно я остаюсь одна. Кого-то оставляю за очередным поворотом, другие уходят сами. И мне странно просить их остаться. Зачем?

Пальцы продолжают жить своей отдельной от меня жизнью, собирая мозаику букв. Остановиться на минутку и перечитать, что живёт в моем подсознании? Не стоит. Неизвестно откуда в голове рождаются стихи и просятся в жизнь. Живите, мне не жалко. Я улыбаюсь. Среди тусклого весеннего дождя играет музыка. Может это только в моей голове, или дождь правда поёт мне песни? Где, из какого неведомого окна звучит гитара?

Большинство людей одиноки, и каждый заполняет свою пустоту как получится. Они так редко встречают среди себе подобных родные души, что Ричард Бах кажется придуманным человеком, а его Прекрасная леди - очередной сказкой удачливого писаки. Куда же подевались те сказки, в которые я сама когда-то верила?

И хочется порыться в памяти и найти детские мечты, которыми когда-то жила. Как же это выглядело?

Человек с задумчивым взглядом? Такой же одинокий, как и я?

Одиночество жалобно заскулило и начало тихонько царапаться, испугавшись, что его выбросят на помойку к серому осточертелому дождю.

- Не бойся маленькое, мы еще не прожили с тобой сто лет. У нас еще всё впереди. В нашей жизни еще будет столько дождей и пятниц!

Сколько жизней прожила кошачья душа, пока забрела в мое тело?

И снова монитор, и офис... Никому не нужные форумы и чаты... Пишу стихи какому-то озабоченному весной пареньку, а ему всего-то и нужно, что узнать мое имя. Просто как из трех мушкетеров: Имя сестра, имя... Второй, третий, десятый... и все как по сценарию: имя? Имя? Они одиноки, но мне никогда не будет с ними по пути... И я забываю о чатах до следующего года или столетия...

Эти люди заполняют свое одиночество, находя себе виртуальных друзей, любимых... Становится еще более тоскливо.

А где-то на другой стороне луны, в бездонном мегаполисе, среди бесконечных ниточек дождя, связавших небо с землей, в пятницу вечером перед монитором сидел такой же одинокий человек. Который, как и я, когда-то верил в сказки."

09:18 

black wind
из другой сказки...
"Это пространство лучше, чем время, лечит,
Ночь распустилась старыми злыми снами,
Все, что случалось в книжках, случится с нами
В городе, где забывают быстрей и легче.
Голая правда в каждой твоей гримаске,
Все, что поддельно, липово, понарошку,
К полночи станет тыквой. Сквозь щели маски
Жизнь из меня выходит. Подставь ей ножку.



Карта пестрит знакомыми именами,
Перебираешь явки, станции, адреса
«Все, что случалось в книжках, случится с нами»

— Город, а почему у тебя такие большие глаза?
(Дом за спиною. Ты ничего не теряешь.
Чувствуешь сквозь карман брелок на родном ключе?)
— Это чтоб лучше видеть, как ты ныряешь
В серые воды перрона с сумкою на плече.

Здесь убирают снег, прикрывают следы разрухи,
Улицы радуют глаз позитивным видом
— Город, а почему у тебя такие горячие руки?
— Чтобы покрепче обнять тебя, Мартин Иден.

Здесь собрались, как нарочно, одни человеколюбы,
Все в постоянном движении, не допускает пауз
— Город, а почему у тебя такие жадные губы?
— Разве тебе не нравится, Доктор Фауст?
Homo Reflectus зашит и готов на вынос,
Детство вернулось, не рыпайся, сделай милость!
Ты же хотел, чтоб время остановилось?
Радуйся, деточка, время остановилось!

(Надо спешить, пока не пришли лесорубы!)

Тучи сгустились, тебе не попасть в грозу бы!
Ты далеко пойдешь! Ты будешь счастлив здесь!
Ну же, скорее, сделай полшага!
Есть!!!

— Город, а почему у тебя такие страшные…"

22:22 

Танго прощай

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
"Прощай! Все телефоны молчат
И три минуты назад
Ушел последний трамвай.
Прощай! Портретов не возвращай,
Пpo наш потерянный рай
Мне не напоминай.

В этот рай, где было больше слез, чем смеха,
Где гостит так часто слово "грусть",
В этот рай, где было больше тьмы, чем света,
Милый друг, никогда я не вернусь.

Прощай! Станцуй со мной "Ча-ча-ча"
На жестяных небесах, на крышах бедной Москвы.
Давай считать, что это просто ничья,
И ты теперь ничей, и я ничья,
И больше нет любви.

Небесам все равно, что будет с нами,
Пусть любовь растает без следа, -
Каждый день под московскими мостами
Будет течь спокойная вода.

Прощай! Это был бессмертный роман,
И я его запишу, когда вот тут заживет.
Не плачь.
Вся жизнь не больше, чем повод,
И эта боль - она не больше, чем повод
Для новых строчек и нот,
Новых нот, пленительных нот,
Новых строк и упоительных нот."

22:05 

из другой сказки...
" знаю, что треть твоих слов всегда ложь,
Но теперь ты будешь лгать не мне.
Я при полной луне буду слушать дождь,
Писать твое имя на холодном окне.
Ты вернешься домой, чтобы снова не спать,
Одной или с кем-то, что не так уж и важно,
Слушать Plасеbо, курить и читать,
Пока сегодняшний день не станет вчерашним.
Горстью таблеток заглушишь боль,
Мигрень, усталость и все прочие чувства,
Кофеин, никотин, дорогой алкоголь,
Слева в груди почему-то так пусто.
Ты уснешь, я усну, нам приснится апрель,
Все, что мы совершили, уже не исправить,
Будем дождь, будет ветер, по лужам капель,
А наутро солнце высушит нашу память..."

14:55 

из другой сказки...
"У д'Артаньяна кончились деньги, улицы, у д'Артаньяна кризис прожитых лет,
На подоконнике комнаты квохчет курица, и не осталось искренних на земле,
От д'Артаньяна снова друзья разъехались, у них опять каникулы, урожай.
Он пьет вино, на небо глядит с прорехами и думает куда-нибудь уезжать.

У Арамиса лысина на макушке вот, у Арамиса белый воротничок,
Стихи не пишутся, он и не пьет, не кушает, он руку тянет - нет, не найти плечо,
От белошвейки письма не доставляются, сирень за окнами кельи цветет пока.
Он всех зовет на ужин и проставляется и думает, что у Бога опять в руках.

А у Портоса осень, охота, общество, ему бы заготовить на зиму все,
Над замком флаг баронский еще полощется, и пастор говорит, что Бог всех спасет,
Портос ночами думает и ворочается, его тревожит печень и суета,
Он написал Атосу глубокой ночью четыре непривычных ему листа.

Атос сидит один и уже не думает - всю жизнь продумал, можно теперь сидеть.
Он пьет, конечно. Ночь непривычно лунная. Таких не бывает в двадцать и в тридцать лет.
Свеча горит, и с улицы веет осенью, Атос читает письма, терзает ус.
Ему здесь все понятно: и волос с проседью, и бес в ребро, и эта живая грусть.

Атос берет перо и выводит весело строку за строчкой, спьяну легко писать.
Наутро д'Артаньян напевает песенку и выезжает в гости на полчаса.
Наутро Арамис, выбриваясь начисто, опять забывает слово из "Отче наш".
Портос же велит седлать и потом дурачится, и требует охоту на кабана.

Атос сидит, вино уж давно закончилось, хорошее - так вообще еще в феврале.
Он ставит точку. "Это не одиночество. Встречаемся послезавтра у д'Эрбле".

22:03 

black wind
из другой сказки...
"Песочные часы из изумрудного стекла, в цвет Ваших глаз!.. Тысячу фунтов - одно стёклышко..."

Песчинки падают, пересыпаются из одной половинки часов в другую, и оседают на лице веснушками. Моё персональное время, которое с каждой осенью начинает замедляться, а потом и вовсе течь в обратном направлении - тогда веснушки бледнеют и прячутся до апреля. В апреле время, опомнившись, вспоминает про законы гравитации.

Песочные часы похожи на две чашки; вместо чая в них соль морская, отливающая зеленцой мраморная крошка или прах развалившихся империй, горсть тишины с морского дна, изредка нарушаемой ленивыми рыбинами. Вместо песка - раскрошившийся рафинад, из которого мы когда-то строили замки на берегу. Детство закончилось, кубики рассыпались, сахар растворился в кипятке. Время живёт своей жизнью и меняет направление по своему желанию, но никогда не возвращается. Хотя сахар можно кристаллизовать обратно и положить на полку в холщовом мешочке.

Каждая дорога, вымощенная желтым кирпичом, сделана из песка - и в конце концов приведёт к морю. Если бы девочка Элли пошла чуть дальше - у неё непременно появилась бы новая буква в конце имени, новая судьба и, разумеется, новое время на часах. Всегда одно и то же.

"Мест нет", - говорит Мартовский Заяц, - "Но мы довезём Вас стоя. Время пить чай: тысячу фунтов - одна чашка в плацкартном вагоне в этот five o'clock. Всего тысячу - и Вы сможете насладиться целой чашкой жасминового чая из воды этого вечно изумрудного моря, к которому ведёт дорога, вымощенная жёлтым кирпичом..."

21:44 

из другой сказки...
"Время не лечит, но делает нас радушней, и равнодушней, как правило, по ночам. Жаль, никогда не взбивали мою подушку тонкие пальцы бродячего скрипача, жаль, никогда...это больше уже не жалит, схватит, отпустит, и все, проходи, живи. Мы бы взорвали все наши миры, пожалуй, если бы я не боялась твоей любви. Время не терпит, когда вспоминают бывших, крутится жизнь, не давая сойти с тропы..."Да, не сошлось"- с ностальгией друг другу пишем, члены кружка "Фотография для слепых". Мы - огого, мы могли бы, но лень и глупо, ветер закружит, помчится наперерез... "Помнишь, как мы..."- я до крови кусаю губы, помню, как мы не попали в страну чудес. Ты извини, бьется в клетке моя синица, новый амант, феерически, бла-бла-бла.В каждом из них я искала твои ресницы, руки, и лоб...и пока еще не нашла."
(с) Мария Хамзина (mousss) mousss.livejournal.com/180864.html

07:17 

black wind
из другой сказки...
"Прекрасным принцам посвящается...(из инета)
- Что то у нас подозрительно тихо, - заметил глава семейства, заходя в гостиную. - А где моя любимая девочка? Почему не встречает своего папу?
- Расстроилась она. Сидит в своей комнате плачет, - тихо ответила мать. - В гостях у сестры были, - со вздохом начала она. - Ну и племяшки Ирис и Лия понарасказали ребенку сказок про принца на белом коне. Наша и зажглась: "Хочу принца, да хочу принца..." А эти мерзавки хихикать начали, мол, она мала еще для принца. - Эх! - грустно вздохнула мать. - Да и я еще ненароком... - она виновато взглянула на мужа. - Я ж не знала к чему дело идет... - в ее глазах заблестела слезинка. - Так она спросила, есть ли в нашем царстве принцы на белых конях. Я и сказала, что есть, но все очень старые. Племянницы в хохот, а наша в слезы. До сих пор успокоиться не может. Пойди, поговори с ней.
- Конечно-конечно, - засуетился отец. - Сейчас и зайду, - он повернулся к двери в детскую. - Хотя... - остановился он. - У тебя остался кусок пирога? - мать кивнула.
- Дай мне, отнесу ей кусочек сладкого.


В детской комнате царил полумрак. На столике горел, чуть потрескивая маленький ночник. Отец осторожно прошелся по комнате, стараясь не наступить на разбросанные игрушки, и тихонько пошевелил сердитый комок, свернувшийся в самом темном углу.

- Кузнечик! - ласково позвал он.
Из клубка донеслось сердитое ворчание и сопение.
- Лапуля! Папа тебе пирога принес.
- Уходи! - буркнул комок.
- Как, и пирога не хочешь?
Клубок еще туже свернулся под одеялом.
- Ты и с папой поздороваться не хочешь? А папа тебе кое-что интересное порассказать хотел.
В клубке что-то пропыхтело.
- Ты знаешь, что сегодня делал папа? - отец опустился радом и положил пирог рядом с одеялом. - Твой папа ездил сегодня по царству-королевству. На восток ездил, и на запад. Смотрел, кто живет, что делает... - отец выжидательно посмотрел на клубок, но то не издал не звука.
- И вот проезжал я зеленый лес. Птицы там поют, кролики бегают. А за лесом поле. А в поле всадники коней выезжают. Смотрю я, вместе с взрослыми мужами маленький мальчик. Еле до стремени дотягивается. Но хоть и маленький, а все ему кланяются, слушаются. Ну, думаю я: принц - никак не иначе.

Тут клубок пошевелился и из-под одеяла высунулся маленький любопытный носик.
- Принц? - спросил он.
- Принц! - подтвердил папа. - А еще, в стаде лошадей разглядел я одного жеребенка. Ну, крошечный-крошечный, беленький-пребеленький! Ни одного пятнышка!
- А ты меня не обманываешь?
- Ну что ты! Конечно, нет! - улыбнулся отец.
- А почему принц такой маленький? - из кокона одеял наконец-то вылезла девочка и попыталась залезть папе на колени.
- Но и ты ведь не велика. Но каждый год принц будет расти и расти. И его жеребенок расти будет. И ты расти будешь! - он сделал козу девочке и пощекотал животик. Она захихикала.
- А что ты еще видел? - она потянулась к пирогу.
- Еще? Еще я видел маленькую девочку - настоящую принцессу.
- А она красивая?
- Очень красивая! И с каждым годом она будет все хорошеть и хорошеть. Ведь будет? - ласково спросил папа. Девочка кивнула, не выпуская изо рта куска пирога.
- А дальше что будет?
- А дальше, когда принцесса вырастет, слава о ее красоте разнесется по всему королевству. Поэты будет слагать о ней стихи, а художники писать портреты. И раз, совершенно случайно, увидит прекрасный принц ее портрет и влюбится. Сядет он на своего белого коня и поедет к принцессе.
- А потом прилетит дракон и похитит принцессу! - захлопала дочка в ладошки.
- Правильно! А принц поедет ее спасать.

Девочка весело засмеялась. - Какие ты вкусные сказки рассказываешь, папа! А можно мы Ирис и Лийку пригласим?
- Ты же с ними рассорилась? - улыбнулся отец.
- Я же не вредная, пусть приходят! - ответила девочка. - А правда, говорят, что прекрасные принцы очень-очень вкусные? - ее длинный черный раздвоенный язычок облизнул по детски салатовые губки.
- Очень! - подмигнув кроваво-красным глазом, ответил отец. - И белые лошади очень вкусные. А уж принцессы! Ням-ням! Объедение! И будь уверена, Кузнечик, ты всего принца обязательно дождешься, - он аккуратно перенес малышку в постель.
- Обещаешь? - дракоша положила моську на хвостик.
- Обещаю!

И поцеловав дочку в зеленый носик, с чувством выполненного долга, огромный красный дракон величаво вышел из комнаты."

12:39 

Марта Кетро

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
"Мне часто доставались мужчины, которые не умели выбирать. Вот уже десять минут он стоит с парой футболок – эту или эту?
Я жду ещё три минуты и говорю – эту. Он промедлил секунду и надел её, вишнёвую. Тут всё просто, надо лишь понять, чего ему хочется на самом деле. Он прикидывает, что зелёная выглядит приличнее, но вишнёвый цвет ему нравится больше, «саньясинский», как он говорит. Вот и выбирал - не между двумя футболками, а между двумя внутренними состояниями: «я одет прилично» и «я одет, как хочу». Первое комфортно, второе свойственно победоносному мачо, которым он хотел бы казаться. Мне тоже нравятся победители, и я выбираю за него то, что он давно уже предпочёл сам. Собственно, он ценил меня именно за это.
Мне не трудно, я вообще люблю принимать решения. Вдруг возникает холод в спине, и пространство вокруг пустеет, как будто ангелы отлетели и оставили меня один на один с богом… с будущим… не знаю, с небом. Конечно, если не о футболках речь, а о чём-нибудь поинтересней. Меня просто хлебом не корми, лишь бы почувствовать этот обрыв со всех сторон, воздух, поднимающийся снизу, свободу, возможность. Мне кажется, я только и живу, когда выбираю.
Поэтому я переезжаю гораздо чаще, чем принято среди приличных людей, чаще ввязываюсь в подозрительные проекты, чаще совершаю глупости, в конце концов. Поэтому в моём компьютере лежит штук пять «разрывных» писем (на первое ы ударение). Впрочем, в последнее время я предпочитаю переживать момент расставания вживую, вместе с партнёром, уж очень это красиво… Свинство, конечно, но момент взаимной боли, когда ты волевым усилием режешь по живому – тонко, остро, мгновенно, - он прекрасен. Страшно? А медленное отгнивание, запах, длительные муки – разве не страшнее?Я не люблю боль, я лишь точно знаю, как хотела бы умереть.

Почти не помню, как всё у нас начиналось, хотя времени прошло немного. Просто, когда мы встретились, всё рухнуло и продолжало падать ещё долго, поэтому мелкие детали ускользнули, осталось только ощущение необратимости и ветра в лицо. Собственно, слово «падение» в данном случае не означает ничего дурного – я встретила его на слишком большой высоте, где воздух разрежен, холодно и вода закипает негорячей, и потом я всего лишь пыталась вернуться на приемлемый уровень. Туда, где люди живут, не задыхаясь, не покрываясь льдом, где варят суп, в конце концов. Я лишь училась не умирать ежесекундно.
Говорить, не подбирая слова, но позволяя им рождаться; придумав что-нибудь, точно знать, что он поймёт без объяснения, а если всё-таки не поймёт, то я буду иметь удовольствие, объясняя, увидеть, как на его лице проступает радость - не столько от того, что понял, но что мы опять совпали в тонком ощущении события, слова, чувства; быть взаимно уязвимыми настолько, что самый смысл причинения боли пропадает, разве что кусать себя за пальцы для отрезвления; ходить, просто ходить на большие расстояния, потому что это самое простое, что можно делать вместе; говорить…
У меня не было иллюзий на его счёт. Большую часть времени он пребывал в депрессии, был болезненно самолюбив и амбициозен. Не умел принимать решения и часто впадал в необъяснимую агрессивность. И всё-таки я, - молча, неназываемо, вопреки здравому смыслу, - я его любила.

*

С некоторых пор он всё время очень занят, с прошлого четверга мы не виделись. И вот он освободил для меня вечер, и я пришла в гости. Как будто по делу – принесла новый плагин для фотошопа. Позади у него трудный день, и ночью намечалась срочная работа, поэтому я старалась быть всего лишь нежной.
Он лежал поперёк кровати, прикрыв глаза, а я осторожно прикасалась к его лицу, чувствуя, как под пальцами уходит напряжение мышц, разглаживается складка между бровей, веки перестают дрожать и судорожно сжатые челюсти расслабляются, и губы становятся мягкими и приоткрываются так, что можно наконец поцеловать. Ну вот, ну вот. Но я не целую, я спрашиваю:
- Что душа моя, что? Скажи мне.
Он никогда не мог устоять против тихого страстного шепота: «скажи мне, скажи».
На этот раз он молчал долго, слишком долго, и я испугалась. Обычно, он чувствовал себя никак, когда на работе снова и снова не принимали программу. Или не удавался случайный роман (ну ещё бы, мы слишком далеко зашли друг в друга, чтобы какая-нибудь неподготовленная девочка смогла ему дать, как следует, как я его приучила). В таких случаях он исчезал на несколько дней, работал или просто пытался «побыть один», чтобы вернуть себе ускользающее чувство независимости. А потом, конечно, звонил и ждал меня, скорчившись на кровати, и я приходила – и разворачивала его, как скомканную бумагу, стараясь не повредить, а только разгладить, распрямить складки и заломы.
Но сегодня было что-то другое, и я снова спросила:
- Что-нибудь случилось? Не пугай меня, пожалуйста. Я очень боюсь тебя потерять, безумно. Ты вот молчишь сейчас, а я успела такого напридумывать себе…. Может, у тебя живот болит или ещё что, а у меня уже сердце выскакивает.
Он поднялся, подошёл к компьютеру, переключил трек. Я ждала. Он прикрыл глаза и прислушался к себе. Потом сказал:

-Вот ведь, фигня какая. Я влюбился.

Я дурочка такая. Самоуверенная дурочка. Наверное, целую минуту ещё надеялась, - он хочет сказать, что снова любит меня. За те последние месяцы, он уже давно не говорил о любви, потому что это «слишком громкое слово, понимаешь?» Ну и ладно, я не люблю форсировать события: «я хочу тебя, мне плохо без тебя, мне хорошо с тобой» – это почти то же самое, просто он пока не понял. И сейчас я подумала, что он опять подавился признанием и пытается мне вот так по-дурацки сказать - я люблю тебя.
- В кого? - дурак, скажи «в тебя», и всё ещё можно будет исправить.
- Ну, она учится в… - дурак, дурак…
- Она красивая?
- Нет. Не знаю. Не такая, как ты… У меня так впервые. До этого столько раз думал - вроде влюбился… а вроде нет…. А теперь, когда она появилась, точно понял, что всё… - дальше можно не слушать.
Я почувствовала не жар, как обычно от пережитого страха, наоборот, к горлу подбирался холод. И больше не было ничего. Не было стандартного, как соль-перец-горчица, набора из обиды, ревности и горечи. Только мгновенная острая боль и долгая медленная печаль - я отчётливо увидела целый океан печали, даже белый барашек различила на волне.
И я стала медленно-медленно отстраняться.Потому что очень высоко над ним, над океаном, неслись облака, и было солнце. Просто сию минуту я не видела, но уже чувствовала кожей - и тепло, и ветер. Впервые за три месяца стало легко - я больше не боялась его потерять.
- Я тебя всё-таки потеряла.
- Ты что, бросишь меня из-за этого?
- Сам-то как думаешь? Теперь невозможно.
- Фигня, у нас-то ничего не изменилось!
- Я так хотела твоё сердце, жаль, что не судьба.
- Я не хочу никого терять, ты нужна мне, ты мне пиздец как нужна. Я просто не ожидал, не понимаю, как это произошло, уже неделю или дней десять…
А я тем временем оделась, подкрасила лицо (глаза, которые я увидела в зеркале, хотелось бы забыть, или пусть это были бы чужие глаза, какой-нибудь актрисы вроде Вивьен Ли, но не мои, не мои, пожалуйста…) и слила пару файлов со своей флэшки в его компьютер. В конце концов, я же обещала.
Потом он проводил меня до лифта молча и очень быстро. Я некоторое время слепо смотрела на него а потом коротко поцеловала его куда пришлось (пришлись губы), сказала «счастливо», улыбнулась и прошла в закрывающиеся двери.
Во мне не было капли мужества, как это может показаться. Я сосредоточилась только на том, чтобы контролировать глаза. Стоило отвлечься, и я начинала плохо видеть людей, и не сразу могла понять, отчего. Закончилась очередная короткая счастливая жизнь. Не плакать невозможно, наверное, потребуется целая неделя, чтобы выплакать мой личный океан.
Но я снова там, в разрежённом воздухе, где холодно жить, но не страшно умирать, потому что я всё решила - сама."

13:36 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
***
"Прости, Друг! Мне хорошо с тобой, но у меня очень мало времени... А я хочу быть счастливой..."

И Друг простит... Он же взрослый, умный, мудрый... всепонимающий...
Он отойдёт в сторону... он не станет мешать тебе быть счастливой...
А потом ты поймёшь, что счастье - это....
вернее, ты так и не сможешь сформулировать, что же это такое - СЧАСТЬЕ....
но тебе будет очень не хватать той дружбы... долгих разговоров по душам... милых открыток по праздникам и без повода...
музыки без слов....

"Здравствуй, Друг!" - скажешь ты ему, - "Я скучаю по тебе...."
"Здравствуй!" - ответит Друг....
ведь он - настоящий.... и он не станет задавать тебе вопросов....
кроме, пожалуй, одного: "Чаю хочешь?"


Прости меня, Друг... Мне хорошо с тобой....
(с)

23:17 

Автор - pristalnaya

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Юзек просыпается среди ночи, хватает её за руку, тяжело дышит:
«Мне привиделось страшное, я так за тебя испугался…»
Магда спит, как младенец, улыбается во сне, не слышит.
Он целует её в плечо, идёт на кухню, щёлкает зажигалкой.

Потом возвращается, смотрит, а постель совершенно пустая,
- Что за чёрт? – думает Юзек. – Куда она могла деться?..
«Магда умерла, Магды давно уже нет», – вдруг вспоминает,
И так и стоит в дверях, поражённый, с бьющимся сердцем…

Магде жарко, и что-то давит на грудь, она садится в постели.
- Юзек, я открою окно, ладно? - шепчет ему на ушко,
Гладит по голове, касается пальцами нежно, еле-еле,
Идёт на кухню, пьёт воду, возвращается с кружкой.

- Хочешь пить? – а никого уже нет, никто уже не отвечает.
«Он же умер давно!» - Магда на пол садится и воет белугой.
Пятый год их оградки шиповник и плющ увивает.
А они до сих пор всё снятся и снятся друг другу.

@настроение: не в настроение, но красиво!

15:48 

из другой сказки...
"Император сказал: «У Нас депрессия,
У Нас практически сплин.
Нам наскучил двор, все мужчины и женщины,
C которыми изредка спим.
Нам наскучили змеи, пчелы, и тигры,
И говорящий хорек.
Мы изволим желать совершенно другого».
Так император рек.

Три недели гадали на книге И-Цзин,
На четвертой неделе явился даос
При двадцати мешках.
Он поправил свой старый даосский колпак
И сказал приблизительно так:
«Если кому наскучил кот,
Пускай заведет кота».

Кошке приятно доброе слово, идеальной — благая весть.
Идеальная кошка хорошество любит и мышам супостатна есть.
Идеальная кошка прекрасно знает, чье мясо не следует есть.

Идеальная кошка ходит неслышно, особенно в туалет.
Идеальная кошка морально тверда и устойчива, как табурет.
Идеальная кошка не лазит по шторам, когда хозяина нет.

Император проникся, качнул головой
И улыбнул лицо.
Он вызвал полсотни специалистов,
А даоса назвал молодцом.
И полсотни котологов по всем каталогам
Выбирали лучшую стать,
Чтобы вывести идеальную кошку
Императора утешать.

ПродолжениеЧерез год из лаборатории
Во дворец принесли мешок.
Император велел развязать, показать,
И стало ему хорошо,
Потому что навстречу божьему дню
Прижмуря глаза на свет,
Скользнула в зал идеальная кошка,
Каких в природе и нет.

Идеальная кошка не ксерит ночью — ей и днем-то ксерить ломы.
Идеальная кошка знает о многом, чего не ведаем мы.
когда идеальная кошка сдохнет, ее хвост излечит немых.

Идеальная кошка при виде собаки думает «Кес-ке-се?».
Идеальная кошка предпочитает йогурты колбасе.
Идеальная кошка — тоже кошка, но не такая, как все.

Генетический гений придворных ученых
Создал чего-то не то.
Кошка, во-первых, была шестилапой,
а во-вторых — котом.
В-третьих, оно постоянно смеялось,
Гадило тут и там,
Фрейлин пугало, качалось на люстрах,
В общем, сплошной бедлам

Затем это дело уселось у трона,
Глядя монарху в зрачки.
Монарх смущено поправил корону,
И уронил очки.
Он сказал: «Если в этот клинический случай
мы вбухали треть казны...
То такие, блин, идеальные кошки
Империи не нужны!».

Идеальная кошка в марте поет страстней, чем Эдит Пиаф.
Идеальная кошка не загоняет носки и трусы под шкаф.
Идеальная кошка ржет как лошадь, когда хозяин не прав.

Идеальная кошка даже в матрице всегда найдет телефон.
Идеальная кошка неповторима, а хотя бы и клон.
Идеальная кошка на деле — Сид Вишес, а в душе — Селин Дион.

И тогда идеальная кошка молча
Развернулась, задрала хвост,
Разбежалась, подпрыгнула, сделала лапкой
и исчезла промежду звезд.

Император поставил на место челюсть,
впучил обратно глаза,
«Да что ж, — завопил он, — это такое?!» —
и даоса к ответу призвал.
И замшелый даос, утешая монарха,
промолвил: «Не парьтесь, милорд.
Идеальный кот, объясненный словами,
не есть идеальный кот».©"

23:59 

из другой сказки...
Дао Кошки

Кошка всегда идет своим Путем. Даже когда спит, греется на солнце или катается на шторах

Путь кошки – это всегда путь нежности. Поэтому у нее есть когти

Кошка знает, что нельзя торопиться всегда. Но нужно быть готовым прыгнуть

Кошка никогда не уходит. Она всегда возвращается. Просто не всегда в одно и то же место

Кошка не умеет ждать – времени не существует

Кошка никогда не убьет другую кошку

Кошка никогда не гуляет сама по себе. Кошка гуляет по Пути

Кошка не молчит. Она говорит с тишиной

Кошка не знает, что такое похоть. Она знает, что такое быть любовью

Кошка никогда не думает о Пути. Кошка идет

Одна кошка – это ровно половина Вечности.

Кошка знает, что сила – это просто реализация права.

Кошка смотрит на мир. И знает, что мир всегда смотрит на кошку

Жизнь бывает очень неуютным местом. Кошка идет по Пути

Истинное Дао – в звуках, издаваемых кошкой, ступающей ночью по ногам, животу и груди человека, чтобы в конце концов тихо коснуться лица. Дао как путь – это и есть путь, пройденный кошкой.

(с) Маленький товарищ Микки-Маузер и Кошка Мёбиуса

16:56 

из другой сказки...
"Отец, прогуляйтесь со мною по душным мирам?
и давайте отыщем ту улицу, где в небе гроза.
Обещаю, что это лишь сказка. И Вам ее не отдам,
Точно зная, что Вы, Отец, будете только "за".

Отец, расскажите мне, что значит быть "не здесь".
Я знаю, Вы не любитель дорог и потока машин
я знаю, что Вам нужно большее, чем мое "весь".
Весь Ваш? Это, знаете глупо, что без причин.

Отец мой и Князь, расскажите, как будем гореть.
В пламени осени есть место лишь одному.
Сегодня июнь - значит снова плечи под плеть.
Хотите, Отец? Не бойтесь, я это приму.

Отец, создайте рассвет на обрывках времен.
Сплетите терновый венок в насмешку творцу.
Как хорошо, что я в Вас не был влюблен.
Как хорошо, что Вы влюблены лишь в весну.:"

22:32 

black wind
из другой сказки...
1.

По утрам твои поцелуи пахнут сном. Нежной детской щекой, распухшей губой, мятой тканью.
Зубной пастой, куда ты, куда ты, погоди, я не успел, какой душ
Водой и малиновым мылом, где ты такое купила, я раньше таких никогда
Утренним кремом, влажной салфеткой, белое пятнышко на носу - слизывать языком, фе, горчит
Тушью, тенями, помадой, опять помадой (зачем тебе две помады? отстань, красиво), ну вот, я опять размазал
Пудрой.
Еще поцелуй меня! Ладно, иди, иди.
Кожаной курткой, шерстью от серого шарфа, ключами, ступеньками, ветром, уже чужим. Еще поцелуй! Ладно, иди, иди.
Днём твои поцелуи пахнут телефонной трубкой.
Вечером твои поцелуи пахнут кондитерской на углу, улицей, чуть-чуть бензином, ветром, еще чужим. Холодный нос. Потом согревается - тёплый. Потом твои поцелуи пахнут горячим чаем, потом бульоном, потом шоколадкой и снова чаем. И мягкой домашней кофтой.
Перед сном твои поцелуи пахнут водой и малиновым мылом, где ты купила такое, никак не могу привыкнуть. Зубная паста. Крем для рук. Еще поцелуй. Ладно, спи, спи.
Теплой кожей за ухом. Нежной сонной щекой, усталостью, мятой тканью. Волосы вьются. Еще поцелуешь? Ладно, спи.

2.

В первых числах каждого месяца Золотку нравится спать на левом боку. В первых числах Золотко любит свежие фрукты, режет салаты, вечерами читает литературу. Не пользуется косметикой, моется гелем для душа с запахом хвои. Бодро жуёт авокадо, пытается меня воспитывать, часто смеётся. Спокойна.
В десятых числах каждого месяца Золотко любит мясо, рррр. С кровью, пожалуйста. На завтрак - мясо, на ужин - мясо, на обед можно гамбургер. С колбасой. Активна, деятельна, деловита. Если отвлечь от деятельности, может укусить за палец. Но толерантна.
В двадцатых числах каждого месяца Золотко устаёт. Я устала, устала, устала, невозможно, пойди поспи, я уже спала, поспи еще, сколько можно спать, не могу, не могу. Постоянно грызет шоколадки и шоколадные вафли, запивает каким-то вином, давай напьемся, я прошу тебя, давай напьёмся, ну вот, напились, иди же ко мне, иди, ты куда? Я устала.
После двадцатых чисел Золотку плохо. Гель для душа с запахом абрикоса пахнет мочалкой, гель для душа с запахом мёда пахнет больницей, гель для душа без запаха тоска какая. Ты меня не любишь, не любишь, ни ты, никто, и моё бесконечное одиночество как же мне теперь жить, давай разведёмся.
Давай. Но через пару дней, хорошо?
Рыдает.
В конце каждого месяца Золотко смущена, но довольна. Ты знаешь, я тут подумала - может, не разводиться? Купи авокадо.

3.

Рылся в карманах при маме с папой, выпали сигареты, да вы чего, это одного моего приятеля, честное слово.
Вынимал носовой платок, вытащил презерватив, ой, ты не думай, это не мой, это я у родителей спер, просто так, прикольно, скажи?
Хотел достать проездной, в руке оказалась помада, как не твоя, а чья же, ну вот, ушла, отдать бы теперь помаду, только вспомнить кому.
Пытался найти авторучку, извлек из внутреннего кармана две соски размера "мини" - синюю и голубую. Извините, мы тут родили позавчера.
Отсчитывал мелочь, горстью достал монетки, среди них - машинку, обгрызенный карандаш и шахматного короля. Обрадовался - вот он, оказывается, где, а мы искали.
Открыл портфель, оттуда высунулся журнал, картинки, девочки, объявления о знакомствах, это - ваше? Да что вы, конечно нет, с утра отобрал у сына, выбросить не успел.
Дарил цветы, наклонился руку поцеловать, зашуршало, что там у вас, почему таблетки? А, ерунда, не моё, отец попросил купить.
Нашарил очки на шнурке - сиделка зашила карманы, чтоб ничего не терял.

07:33 

black wind
из другой сказки...
"давай останемся друзьями» - прекрасная фраза веер, у которого стальные ребра и режущий шелк по краю
давай останемся друзьями – это значит что ты будешь все так же должен все что был должен, но с тобой больше не будут спать
давай останемся друзьями – ты будешь должен все, а до тебя будут иногда снисходить
давай останемся друзьями – ты не можешь требовать секса, но иногда тебя будут трахать даже когда ты этого может быть не хочешь
давай останемся друзьями – и тебе будут рассказывать о всех бывших текущих и подлежащих. А ты не моги – это же моветон
давай останемся друзьями – и ты отвезешь, заберешь, поможешь, прикроешь
давай останемся друзьями – это значит все будет точно так же как и было, но только без эксклюзива. А тебе нельзя – ведь как же так?
давай останемся друзьями – как только ты начнешь забывать – тебя обязательно проведают: чтобы проверить как же ты там несчастный брошеный друг: вот видишь я тебя не забываю, правда же ты меня любишь – подуй на мое чувство вины
давай останемся друзьями – и заполночь будут раздаваться звонки в алкогольном бреду
давай останемся друзьями – и ты становишься лузером
давай останемся друзьями – и может быть тебя обласкают когда будет невыносимо скучно. А ты придешь. Ты же друг и между вами ведь все было, ты же все понимаешь
давай останемся друзьями – и ты вровень с любимым фикусом, котом или плюшевым медведем
давай останемся друзьями – и тонко просчитанным ударом, каким-нибудь с виду беззащитным «а ты помнишь?» тебе сделают трепанацию черепа тупой алюминиевой ложкой, и намотают на кулак все твои уцелевшие нервы
давай останемся друзьями – мнимая гарантия порядочности отношений, что в ответ ты не нагадишь в тапки и не подпалишь почтовый ящик
давай останемся друзьями – и хорошо если ты никогда не увидишь на кого тебя променяли. Но ты увидишь. Ведь вы же друзья.
давай останемся друзьями – и ты «никто» в ответ на вопрос «кто это был?»
давай останемся друзьями?
Чтобы остаться друзьями – надо быть друзьями
Куда честнее – давай останемся любовниками? Но, ах! Это же аморально.
О да. оставаться «друзьями» куда выше и честнее
Давай останемся... каждый раз когда я слышу эту фразу меня тянет выключить звук
Раз предлагают остаться – значит через тебя уже перешагнули и пошли дальше. И нечего тут ловить.
Давай... а вот и нет, продолжения не надо.
Здесь заканчивая разговор говорят: нох таффай! пыффай!
Вот и закончим:
- давай...
- да, давай. бывай!
...и давай, без «давай...»"

.сау.

главная