Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: black wind (список заголовков)
09:33 

black wind
из другой сказки...
"Когда нам было по двадцать, мы жили большой толпой,
И все любили смеяться, и каждый был только собой,
Пусть будущее грозило нас всех испытать не раз,
Оно нас не победило, а просто ушло в отказ.

Мы знали: наступит время, угаснет огонь хмельной,
И станут тесными стены, и все вернутся домой,
И музыка станет тише, а кто-то захочет спать,
И тот, кто стихов не пишет, тот станет их продавать.

Но вот нам уже по тридцать и многое позади,
А взгляд всё так же искрится, и сердце бьется в груди,
И кто-то остался поэтом, а кто-то танцует твист,
И свежим попутным ветром нам вновь помогает жизнь.

Когда нам станет по сорок, мы все соберемся вновь,
Увидим всех тех, кто дорог, уже матерей и отцов.
А после вина и песен, гостям уступим кровать,
И будем как раньше, вместе, на кухне рассвет встречать."

(с) Зинаида Макарова

08:00 

black wind
из другой сказки...
"Помню, время решало задачки за нас обоих,
разводя безуспешно по разным осенним тропам –
мы потом все равно случались в программных сбоях
или факторах, неучтенных по алгоритму.
Рассмотреть всех тянуло причину под микроскопом:
ну не может же дело быть в схожем сердечном ритме,
когда делишь двоих – и случается асинхрон?
Больше некому станет заканчивать предложенья
и вести диалоги – по-своему обо всем:
«Не подарок, ну что ты… только вспомни о нем зимой»,
«Знаешь, минул сентябрь, пусть словесно, но – с днем рожденья».

Удержать бы, скопировать, навсегда унести с собой
не любовь, не привычку – просто общий программный сбой."

(c) Marisa Delore

09:13 

black wind
из другой сказки...
"Осенью ведьмы заманчиво рыжие,
пялят глазищи свои бесстыжие,
карие, синие, светло-зеленые -
осенью ведьмы всегда обновленные,
курят с улыбкою трубки вишневые,
нижут на ниточки бусины новые,
варят глинтвейны и кофе с корицею,
осенью ведьмам ночами не спится.
Кошки мурлычут, тихонечко ластятся,
время течет, понапрасну не тратится,
ведьмы колдуют в преддверии дождичков,
режут коренья серебряным ножичком,
зелья мешают в котлах поварешками,
о чем-то мечтают и смотрят в окошки.
Там, за окошками, в дальних просторах,
видится им то, что сбудется скоро,
видятся тайны, мечты и желания,
ведьмы глядят и творят предсказания.
Хочешь - не верь, но сбывается истинно
то, что рассказано ведьмами искренне,
то, что прочитано между страницами,
то, что вязальными создано спицами...
Ведьмы не плачут и медленно старятся,
просто живут, о себе не печалятся,
падают вниз и взлетают к закатам -
рыжим-бесстыжим, им много ли надо?
Домик в лесу на зеленой опушке,
теплая печка и кошка-подружка,
сотня свечей и столетья терпения,
и древних богов своих благословение..."

(с) Ран Юлита

14:04 

black wind
из другой сказки...
"Странный выдался сентябрь - жары такой,
Да такой необлетевшей, лихой красы.
А у нас в таверне нынче престранный гость -
Золоты глаза, серебряные усы.

Он пришел с рассветом, вовсе не пьет вина;
Только воду: даже странно - в подобный зной.
Подозвал меня: "Мариша, мне надо знать,
Что такое вообще эта ваша ночь?"

Ну а мне-то постояльцы - что дух, что бес,
Навидалась их так много, не сосчитать.
Говорю ему: "За озером - гляньте - лес,
И оттуда надвигается темнота.

Солнце сядет - гляньте - скоро, за тем холмом,
Вот оно все клонит вниз, тяжелей, красней.
Небо станет синим, черным зальет потом,
И луна придет, и звезды придут за ней."

Ухмыляется наш гость, что-то шепчет вслух,
Да язык какой-то странный, не разобрать.
Допивает воду: "Слушай, Мариша, друг,
Что такое вообще этот ваш февраль?"

Говорю ему: "Пусть осень сейчас тепла,
Но дворовые собаки уж чуют снег.
Будет холодно - так холодно, что метла
У стены - примерзнет наглухо к той стене.

Будет падать с неба белым, завесив свет,
И ложиться - так, что людям почти по грудь.
Дню коротким быть, тьме - долгой, сухой - траве,
А деревьям голым тихо сходиться в круг."

Гость молчит. И смотрит так - пробирает дрожь,
Не от страха, а мурашками, будто смех.
"Вот уж странные тут сказки. Все шутишь, брось.
Расскажи тогда уж - что же такое смерть?"

Говорю ему... а, впрочем, не говорю.
Все гляжу на стол, на пятна еды, вина,
Потолок в щербинах, лампу, от лампы крюк,
Будто вижу в первый раз, отойдя от сна.

Странный гость, усы серебряны над губой,
Странна речь, где бесконечны тепло и свет.
И однажды я уйду за своей судьбой
В лес за озером, туда, где встает рассвет...

Как очнулась - никого. Вечереет. Пыль.
И хозяин говорит - нет гостей с утра,
Говорит - иди в подвал, набери крупы,
Говорит - все нынче тихо, как и вчера.

Будет ночь, и будет холод, и будет снег,
Будет путь, костер горящий, дорожный знак.
Смерть не верит в смерть; мне кажется - ей видней.
Там, за озером, незримая, спит весна."

(c) wolfox

12:12 

black wind
из другой сказки...
"Сентябрь пришел как робкий призывник,
день в день начав осенние забавы.
И дождик чистит сточные канавы,
и забивает транспорт часом пик.
Еще настанет откровенья час,
раскрыв объятья пряным бабьим летом,
и также кончится, легко и незаметно,
растаяв облаком прощальных мерзлых фраз.
И снова ветер, листьями шурша,
погонит нас от дома и до до дома.
Потом три месяца рабочей зимней комы.
А может больше, летом не спеша.
Ну а пока сентябрь подошел
и по стеклу стучит полночи в окна.
Коты упрямо в подворотне мокнут
и верят, что все будет хорошо."

(c) chinakot

12:18 

black wind
из другой сказки...
"кому полыни в кофе,
кому корицы,
кому экстрима -
капельку,
на свой вкус.
а мне добавь
шоколад
безумия.
чуть-чуть совсем,
на один укус.

кому дыхание -
как наркотик,
и каждый вздох -
просто к карме
плюс.
а я нашел
шоколад
безумия,
совсем чуть-чуть,
на один укус."

08:37 

право на грусть

black wind
из другой сказки...
"настоящее одиночество узнаешь по его шагам
где в тебе недавно были хохот, вино и гам
остается только шорох, и уж его вот
не пожелаешь ни завистникам, ни врагам
как оно тебя хватает за мятый ворот
словно сонный охранник в баре по четвергам

мы не так представляли это — не холодный пепел, зарево и слюда
не далёкое море, уносящее без следа
наши шутки и песни со скоростью параплана
у моего одиночества мой взгляд, мой наряд и голос — и это уже беда
мы сидим на кухне, оно смеётся — «иди сюда,
у тебя всё равно ни черта на сегодня планов».

я бывалый ниндзя: я умею бежать от него по свету и темноте
не вскрывать шифровки и не прятаться не за тех
не палить свои пароли, менять обличья

оно хмыкает вечером, пока я вожусь в ключах
говорит — «как прошла работа?...не отвечай». "

(C) Джек-с-Фонарём
говорит — «отдыхай, я вот-вот заварило чай,
и постель уже холодная, как обычно.»

08:15 

black wind
из другой сказки...
"Растворяется лето в туманах и стылых дождях.
Краснобокие яблоки стелят на даче дорожку.
По утрам холодает, но как-то пока понарошку.
И еще не скребется мышиный устойчивый страх.
Вечерами закатными памяти метки ищу
В переулках и улицах, ставших надменно чужими.
А потом, забываясь, шепчу в дремоте твое имя.
И свое одиночество только себе не прощу.
Август - время свиданий и частых нечаянных встреч.
Мимоходом увиделись, также на годы расстались.
Не запомнив, не вникнув и даже ничем не печалясь.
Мы пока не готовы короткую радость беречь."

(c) chinakot

07:43 

black wind
из другой сказки...
"пусть с меня начинаются нежность и безмятежность. пусть я буду им алеф, ты же им будешь - бет.
пусть мы станем друг другу так же близки, и между - пусть не будет тревог и смятений, обид и бед,

а впрочем - впрочем, если нельзя иначе, если так мир устроен: немного боли необходимо,
то я согласна - пусть я буду тем, кто сегодня плачет. плачет от неги и счастья - любить любимых,

плачет от нежности - утром смотреть на солнце, как оно всходит над городом каменно-серым,
плачет от страсти - в улыбку, когда смеется, целовать бесконечно. не верь, не веруй -

ладно, допустим, все кончится после смерти - и алфавит откроют другие знаки,
но нега и нежность останутся на конверте, который ты отправлял мне в москву из своей ларнаки,

но солнце и небо останутся над москвою, и будут по-прежнему означать невозможность тлена,
все, что я выбрала в этой жизни, объединяет меня с тобою -

незыблемо,
радостно,
постепенно."

(c) marta_ya

11:12 

black wind
из другой сказки...
"С теми, которые ближе прочих других
Я говорю о героях любимых книг,
Можно еще о деньгах, о поездках в горы.
Очень нейтральные встречи и разговоры.
Нам же не нужно ответов, хватит вопросов,
Чтобы весь этот город взлетел на воздух."

(с) lazuri

08:27 

black wind
из другой сказки...
"Послушай-ка, раз уж мы тысячу лет на "ты",
от самого края - когда мир рождался в муках...
Ты помнишь и острые стрелки на тонких брюках,
и первые пеплом развеянные мосты.
Такие дела... Даже тот мой разбитый нос,
когда я упала - тогда не держали ноги -
пьянили безмерно непройденные дороги,
а пройденных тени скрывались по видом грез.
Ну в общем, ты знаешь, что мой невелик багаж,
и тот мной потерян бог весть за каким порогом.
Короче, ты мог бы спросить у него? У бога,
не знаю, который в ответе за эту блажь.
Спросить у него, ну хотя бы о том, куда
приводят нас ветры, вплетенные в наши косы.
Ведь должен хоть кто-то ответить на те вопросы,
что мне задают полустанки и города.
Что брюки со стрелками! В сладкий ночной эфир
я вновь ухмыляюсь джинсовою рваной раной.
И, ты не поверишь, мне очень тепло и странно,
что ты еще хочешь делить со мной этот мир.
Так ты его спросишь? Ну этого... Мужика,
что вроде бы должен за все отвечать на свете.
Об этом горячем, как угли в ладонях, лете.
О свежей воде в онемевших со сна руках.
Любовь полыхнет теплой звездочкой у ребра -
Ты лучшее, Небо, что было со мною в жизни!
Постой, подожди, пока кровью рассветной брызнет.
Как много в тебе первозданного серебра..."

(c) Kathelin Shatowillar

08:35 

black wind
из другой сказки...
"Ты сидишь на выбеленной солнцем террасе
маленькой виллы где-то на побережье сонного моря,
которой владели кто-то из Юлиев и очередной Август.
Теперь здесь никто не живет,
кроме старого геральдического плюща,
едва слышного отзвука бормочущего прибоя,
двух слепых сов, периодической кошки
и, кажется, тебя.
"Мрамор", - иронически произносит серая кошка,
потершись о твою ногу.
Хорошее место для того,
чтобы забывать или вспомнить,
написать книгу, что давно собирался,
или спокойно молчать о чем-нибудь важном...

И только во рту почему-то
привкус медной монеты."

(C) Маленький товарищ Микки-Маузер

09:47 

black wind
из другой сказки...
"Бросившись в лето, город растаял в ночи,
шумными встречами, лавочками поцелуев.
И загружает приехавших на кольцевую,
и чемоданом по плиткам привычно стучит.
Таешь в сирени и оглушенный стоишь,
через секунду вновь выдыхаешь на трассе.
Целое лето с гарью и солнцем в запасе.
Встретишь любимого, сплетников перекричишь.
Все начинается.
Все предвещает удачу."

(C) chinakot

09:40 

black wind
из другой сказки...
"Дети марта и ноября приходят из разных сказок
Встречаются на границе, думают, что вот тут-то
Начнется великое счастье, и кто-то к кому-то влазит
Сквозь узкую кроличью нору, и ждет невозможного чуда.

И крутятся шестеренки, чай льется рекой и виски,
(Она, правда, любит зеленый, он - черный, но это мелочь.)
Целует ее вместо сахара, они-невозможно близко...
А утром она удивленно любуется своим телом..

Каждая ночь-как праздник, на коже следы как клейма,
В запасе - вечность и замок, висящий над головами...
Мерцают глаза во мраке огнями святого Эльма,
Вздохи и обещанья сплавляются в цельный камень.

<...>
Проходит чуть больше года. День через два они в ссоре,
Тесна стала старая сказка, а новую делать страшно,
А сращивать - не приживется. Он строит не зАмки - заборы,
Она сначала их рушит, потом запирается в башне.

Рисует на каменных стенах леса, маяки и море,
Цветы, которые он все время купить обещался...
Однажды выходит дверь, стоящая в чистом поле,
Уходит в иную сказку Принцесса, не попрощавшись."

(c) Ai Rolary

10:09 

black wind
из другой сказки...
Мой напарник - исконный, породистый одиночка;
шрамы, перстни, наколки и седина в висках.
Ничего, на самом-то деле, не помню точно,
до сих пор не пойму, как стала ему близка.

Мой напарник знает, откуда здесь дует ветер,
где зимуют раки и где они ждут весны.
С ним непросто шутить, в особенности о смерти.
Он не носит ножа, так как знает, что делать с ним.

Рядом с ним я щенок, восторженный и нелепый,
карамельная девочка в шёлке и кружевах.
Так он смотрит в мои глаза и сбивает пепел,
что не знаю, как я вообще до сих пор жива.

У него высокие скулы, стальные нервы, -
но в груди цветут эдельвейсы,
крылья режутся за спиной.

Помню, я была чьей-то женой, и почти примерной;
он сказал -
"бросай это дело, идём со мной".

kaitana

07:41 

black wind
из другой сказки...
"Зима застыла среди теней, завязла в сырой дремоте, я собираю в ладони дни, стараясь не растерять. Он пишет красками на стене, мечтающей о ремонте, седое небо дрожит над ним и плачет в его тетрадь.
Он дышит сухо и горячо, и так теребит прическу, что завитки на его висках почти превратились в нимб. Один стоит за его плечом, диктуя легко и четко, другой стоит за его плечом и вечно смеется с ним.
Он тощий, с родинкой на скуле, лохматый знаток историй, боится спать, по ночам дрожит и вовсе не знаменит. Он младше мира на столько лет, что даже считать не стоит, его друзья не умеют жить, пока он не позвонит.
Зима - какая уж тут зима, снег выпал, но за ночь тает, апрель висит на календаре - как будто бы ни при чем. А я ревную его к стихам, которые он читает и собираю его в стихах, которые он прочел.
А я ревную - почти не сплю - к раскормленной кошке в кресле, к железной кружке, в которой он готовит зеленый чай. И если вдруг я его люблю, то разве что вдруг и если, скорее просто хожу за ним и снюсь ему по ночам.
А мне- как будто под хвост вожжой, скитаюсь и пялюсь букой, и снова встретившись с ним во сне кидаю: "А что б ты сдох." Я ощущаю себя чужой, не пройденной гласной буквой, не "а", не "и", а густой, как мед,протяжный тяжелый вздох.
И если я полюблю, то мне уж лучше бы не родиться, сижу на спальнике на полу, глазами сжигаю шкаф. Он пишет красками на стене: "Давай не будем сердиться", мне остается лишь подойти и ткнуться в его рукав.
Он младше мира, часы стоят, дыханье моё сбивая, а я тоскую, грызу себя и книжные уголки. Я не люблю его, просто я практически не бываю, пока не чувствую на плече тяжелой его руки.
А я кричу ему: "Ухожу и вряд ли меня найдешь ты, по мне рыдают могильный холм и стены монастыря."
А я ревную его ко мне, безбожно и безнадежно
И собираю в ладони дни, стараясь не растерять."

08:13 

black wind
из другой сказки...
"В шесть тридцать - утро, никто не спорит, вдыхаешь сонно кофейный пар.
В оконной раме февраль смеется, ведь март опять пропустил удар.
Мальчишка хилый с глазами солнца почти что сдался, лежит в снегу.
Боец ни к черту, мальчишка этот, но всё же шепчет: смогу! смогу!

Февраль кружит в серебристых тканях, силен, уверен, как снежный барс.
В который раз побеждает в битве и тянет время: хоть день, хоть час.
Впервые в жизни ты хочешь верить, что слабый сможет взять верх в бою
Таких как ты у оконной рамы - десятки тысяч: гони зиму!

Пятнадцать дней, а февраль всё воет, скрипит в сугробах и гонит март.
Мальчишка с мягким янтарным взглядом поднялся снова, в глазах - азарт.
Ведь наша вера его питает, рисует крылья, доспехи, меч.
И март смеется: ну что, свирепый, твой бой закончен. До новых встреч."

(с) Deacon

09:30 

black wind
из другой сказки...
"Венди стареет и вянет. Годы берут свое,
Детство рассыпалось пеплом, седой трухой,
Венди вздыхает украдкой, развешивая белье,
Жаль, но волшебная пыль обернулась простой мукой.

Венди не пишет писем в свой Неверленд и не верит в фей -
У нее в распорядке дня - приготовить ужин,
Выгладить мужу рубашку и искупать детей -
Глупый и вечный мальчишка ей здесь не нужен.

***
Питер смотрит в окно, нарисованное на стене,
У него в голове крокодил, и он тикает, тикает,
Питер не видит мира, всю жизнь он провел во сне,
И смерть ему уготована там же, - и очень тихая.

Фея Динь-Динь, а в миру - санитарка Эльза
Делает Питеру новый укол, семенит старушечьи.
Поправляет халат, надевает очки от цейсса,
"Мне очень жаль, малыш, но твой мир - игрушечный"

***
Вчера Венди стала бабушкой, ей стукнуло сорок семь
Она закуривает судорожно, одергивает свитер,
Давится дымом. И больше не плачет. Совсем.
Внука назвали Питер."

(c) человек-асимптота

08:09 

black wind
из другой сказки...
очень странно, но тем и цепляет

"А ты знаешь, что только плавиковая кислота растворяет стекло?
Не знаешь ведь... Смеешься, глупышка, дразнишься, показываешь язык.
А я что? Я - божья тварь, не самый любимый, но все-таки божий сын.
Я принимаю тебя посылкой, расписываюсь с опаской, что ты - циклон.

А знаешь ли, что отсутствие у женщины одной только Х-хромосомы
Приводит к синдрому Шерешевского-Тёрнера, низкорослости и бесплодию?
Да, не знаешь, конечно. Это я так, просто к слову, вроде бы. Вроде как...
А пальцы твои изящные скользят по плечам привычно и невесомо.

А расстояние от Земли до Венеры - от 40 до 259 миллионов километром.
Ты ведь не знала, правда? А если и знала, теперь, должно быть, не помнишь?
Я целую тебя аккуратно, как джентльмен, минуя запреты и полночь.
Ты, моя милая, смешней и опасней, отчаянней, горше, заливистей ветра.

А знаешь еще, что абсолютный ноль - это 273,16 Кельвина, для сокращения - К?
Ну, почему ты не знаешь таких простых, очевидных и точных данных?
Не обижайся, хорошая. Что ты... Ведь я не со зла. Не обижайся, ладно?
Я просто настолько отчаянно-больно люблю тебя, что сдвинут умом слегка."

(с) R_o_s_e_b_u_d

08:18 

black wind
из другой сказки...
"Мы помолчим, разойдемся. Ты хлопнешь дверью,
Тихо сползая по ней с той стороны, по законам жанра,
Все бы проблемы решились раньше, борись я с ленью,
Или придумай способ в сердце тушить пожары.

Больше не встретимся точно, и черт с ним, с сердцем,
Я побегу по лестнице, через ступеньку перелетая,
Что бы добраться до дома, сварить себе кофе с перцем
И постараться забыть, что любила тебя, словно Герда Кая.

Я, наконец, победила себя и отыскала свою дорогу,
Все, что я делала раньше, теперь зачтется,
И вот я стою на окраине мира и слушаю голос Бога,
А Бог смеется."

(C) человек-асимптота

.сау.

главная