Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Рыжее беспокойство (список заголовков)
09:27 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
* * *
Чтобы жить ей нужен ядерный щит.
Нужен бункер, чтобы уснуть.
Нужен счётчик Гейгера, что пищит
и привычно давит на грудь.

Я – был тёплым морем, мои мальки
целовали стопы её,
обещали, что скоро прибудет кит
и дельфинов с собой приведёт.

Я – был только морем, ко мне прийти…
и уехать обратно в страх,
потому что море не защитит
и надёжнее жить в горах.

Надо жить, где холод, поскольку враг
будет вымотан наперёд,
ну а с морем… с морем абсурден брак:
вся защита – трепанг и йод.

Для начала – ядерный щит крота,
а потом уже где-то там
море всё равно приведёт кита
и дельфинов к её стопам.

Сергей Ивкин

06:29 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Приходи в этот дом, когда станет совсем темно,
Когда морось осенняя смоет радость и жар,
Как почувствуешь, что остывает твоя душа,
А короткий сон сулит за кошмаром кошмар.

Приходи не с пустыми руками - с тоской, с цветком
На который ушла из кармана последняя мелочь,
Когда надо, конечно, срочно заказ доделать,
Приходи на глинтвейн или крепкий чай с коньяком.

Домофон ответит простеньким переливом,
Что-то ёкнет, осыплется крошками лед в груди,
Поднимись по ступенькам
в предчувствии торопливом
Входи.
тык

20:56 

25:40

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Хочется научиться жить без этого надлома, хруста,
Не ходить туда, где заведомо будет грустно,
Не любить того, в ком отчаянно гулко, пусто,
И начать расти...

Чтобы к тебе приходили советоваться и греться,
Материться, искать то средство
От тоски неминуемой и стихийных бедствий,
Напивались и долго ещё не могли уйти.

Чтоб читали вслух тебе Бродского три страницы,
Предлагали жить вместе, или, хотя бы, жениться...
А ты все смеялась бы широко и не умела влюбиться.
И вечно тридцать,
И двадцать пять сорок на наручных часах.

И была бы бестия, словно старая добрая Лу
Из закусочкой у МакГила, что на углу,
Не подверженная депрессиям и злу.
Варила бы лучший кофе в городе на песке и углях.

Строила бы планы, не размечая границы,
В небо лестницы,
Самолёты, вокзалы, столицы..
Такие лица...
Звезды россыпью на снегу.

Чтоб танцевалось, и щурилось, и кричалось,
Чтоб под тобой все плавилось и никогда не кончалось,
И никакая усталость
Не заставила бы тебя сидеть, как сейчас, и грызть губу.
(с)тырено

22:58 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
- А у меня жена, - говорит Эрнест, - такая, что я когда прихожу с работы, а она уже дома - волосы в хвост собирает, или режет хлеб - я стою у порога, и шагу ступить не могу. Кажется, что это - другое измерение, переступишь - ждет тебя вечная молодость, постоянное чудо. Будто зеленая дверь Уэльса ведет прямо в мою квартиру.

- Так и у меня - похожее чувство. Я такой построил себе дом - пол из темного дерева, окна до самого потолка, а вместо тапочек всем гостям полагаются ролики. Папа говорит, мол всегда знал, что я неспроста конструктором увлекался в детстве, а я не напоминаю, как он ругал меня за разбросанные детали

- Представьте только, - смеется Лота, - меня люди сами приглашают рисовать по обоях. Или разукрашивать стены и потолки. А сколько шуму было, когда я в 6 лет на стенке шкафа фломастером собаку нарисовала.

- А я выхожу вечером, и возвращаюсь рано утром – и мне слова никто не говорит. Только просят: «Расскажи, как там звезды себя вели сегодня», или «Правда, что на Луне есть море», я отвечаю, что не одно, а больше 20, и они учат их названия вместо стихов на память.

- Нет, ну серьезно, кто бы мог подумать, что быть взрослым – совсем не страшно, - Рэм смотрит на нас, слегка склонив голову на бок – как он делал всегда, когда мы во что-то играли, а потом, счастливые и уставшие, делили печенье.

- Кто бы мог подумать, что на самом деле вообще ничего не страшно, - отвечает ему Эрнест.
Кит не спи

17:46 

Пружина

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
О том, как мы жили когда-то. Не поможет, это точно.

Пусть у каждого - оружие в ножнах,
в каждом - стержень;
посмотри же, как она осторожна,
как он сдержан.

Что же тот, кого Ты создал для счастья,
нем как рыба;
дай же сил тем, для кого не встречаться -
это выбор.

Дай им сил, и пусть живут так, как жили;
в каждом - нежность,
в каждом спрятано по сжатой пружине,
страшный скрежет -

в каждой встрече, в каждой чёртовой встрече
и невстрече.
Пусть читатель рифмы ждёт "время лечит",
как же, лечит.

Как всё более они с каждым летом
непохожи!
Как по-разному живут. Как им это
не поможет.
kaitana

21:46 

Не похожи.

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Мы с тобою не похожи. У нас бледная кожа, мы любим мороженое.
Но ты веришь прохожим, а я ,скрестив пальцы,смотрю им в рожи.
Стараюсь казаться строже.
Я и ростом гораздо выше , но к тебе небо ближе.
Ты видишь открытый космос, хватаешь с небес звезды, как блестки.
На меня с потолка летит кусок известки.
Моя жизнь сплошные наброски. Неброская , с вопросами,
Боязнью остаться с носом, выглядеть не серьезно.
Для тебя в этом мире все просто.
Не становись, пожалуйста, взрослым!

Анастасия Работяева

21:54 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
не спрашивай, друг: никаких новостей!
душа нараспашку - сегодня не в моде.
мне нравится больше бывать на природе
с тех пор,
как я стала
бояться
людей.

не помня начала, не зная конца,
я стала свободной и стала счастливой -
деревья и травы, моря и заливы,
отныне
милее
любого
лица.

и пение птиц мне - взамен голосов!
и солнечный свет, вместо лампы настольной!
мне нравится быть равнодушной и вольной
(особенно,
в гордых
приделах
лесов).

_
намного спокойнее - жить не любя!
найдя в оправданье, бессмысленный повод,
мне нравится бегать из города в город

с тех пор,
как я стала
бояться
себя.

Ах Астахова

12:45 

Колыбельная.

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«Бог - есть любовь».

Долго не спишь в объятьях апрельской ночи-
Слушаешь еле слышное: как набухают почки,
Как оживает трава после спячки долгой,
Как мир меняется глиной в ладонях Бога.

Слышишь - звенит в позвоночнике хрупкий стержень,
Слышишь - лестницу строят твои надежды,
Слышишь - ты только нота большой симфонии-
Мир не фальшивит. Ложись, засыпай спокойно.
Ролари Аи

15:20 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Джонни решил в такую сыграть игру:
Собрал всех друзей:
«А знаете, я умру.»
/Он говорит, а голос его дрожит/
«Врач мне сказал, две недели осталось жить,
Врач мне сказал, будет больно, ну, сущий ад,
Что умереть я сам буду даже рад. »

Расстроились все,
И плакали,
И скорбя,
Одни говорили «как же мы без тебя?»
Вторые сказали к другому сходить врачу,
А третьи участливо хлопали по плечу.

К вечеру Джонни оплакали все вокруг.

И только один, самый лучший и верный друг
Подумал секунду, накручивая усы...
Сказал:
"Я достану морфий, чувак.
Не ссы."
+ Саша Кладбище +

07:54 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Она пахнет мужским Кензо и адреналином, научилась в жизни взвешивать каждый грамм. У нее ботфорты – 3 пары – ходить по спинам и одни кроссовки – бегать в них по утрам. Она чья-то находка, тайна, жена и мама, она может – коньяк, бездорожье, шипы и грязь. Но когда она в воскресенье подходит к храму, с колокольни ей голубь машет крылом, смеясь. Она знает так мало, но знает довольно точно, и стихи не расскажут главный ее секрет… Между прочим, привычка ложиться в 12 ночи – это просто побочный, вынужденный, эффект. Вы ей пишете в личку – а как, мол, и что имели, препарируя тексты, копаясь в ее душе. У нее камасутра вышита на постели и Харлей непременно пропишется в гараже. Она помнит и вальс во дворце с золотыми люстрами, и как выла от боли, случаем спасена…
Эта девочка слишком
слишком
умеет чувствовать…
И что платит за это – знает она одна.

Кот Басё

12:02 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Ты сказал:" Разберешься сначала в себе, а потом приходи ко мне!"
Я теперь много думаю - даже на лбу появилась морщина.
Ты не бойся, там внутри у меня никаких отклонений нет,
Но есть три симпатичные женщины и один симпатичный мужчина.

Я встречала людей, у которых внутри хомяк
[Зарождается маленьким - маленьким, а потом раздувается до аршина]
Нет никаких прагматичных животных внутри у меня,
Но есть три симпатичные женщины и один симпатичный мужчина.

Первая женщина - на позитиве: поплачет и... позитив!
Ты считаешь, что ей никогда не бывает больно.
Она наряжается, чтобы сфоткаться для Сети,
И выглядит очень красивой и очень довольной...

Вторая - чудная, она понимает птиц
[Птицы очень болтливы в самом начале мая].
А по ночам ходит на какие-то репетиции,
Хотя что она там репетирует, право не понимаю!

А третья - про любовь, ведь должно же во мне сидеть
Что-то очень прекрасное, вечное, королевское,
А любовь - самый крутой университет,
Из него выпускались Пушкин, Булгаков и Достоевский.

И, конечно, мужчина - он носит мой ноутбук,
И иногда, в случае экстренной необходимости,
Сочиняет словцо из трех - четырех букв,
Чтобы всякие там культурные близко не подходили!

Вот такие анализы, верь-не-верь,
Мы сегодня придем обнимать тебя, нежного, милого,
И если ты нам не откроешь дверь -

То мы её выломаем!

(с) Сола Монова

13:10 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
когда-нибудь после,
когда закончится сущее,
я обязательно стану
ирландским котиком
с шерстью тумана (куда этим выскочкам)
гуще.

под музыку Энии
вскину колени
(у котиков есть колени?),
в народном танце.
буду лакать
из миски
дублинский виски
и костерить британцев:
мяу, мяу, мяу.

или вот изогну спину
как лук
этого вашего Артура,
и засмеюсь как банши:
это значит, в звёздном потоке арктура
Патрик проходит с маршем.

aon
do
tri
ceathair
cuig
se
seacht
ocht
naoi
и снова по кругу,
мягкими лапками
прямиком в Дублин
(когда есть Дублин - на кой нам Париж?)
потому что каждый
уважающий себя кот в Ирландии
как дьявол
бессмертен и рыж.
здесь

11:37 

The Last Day of Summer

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Гуляли ночью, рассвет в два-тридцать, прохладным ветром с Невы укрыться, смешались в памяти знаки, лица, с ума сошедшие небеса.
Дорога вилась, цвела, манила, звала пластинкою из винила, и, верно, скинутся на чернила все те, о ком я рожден писать.
Спускались к морю с потёртым ранцем, мешали сдуру вино и танцы, и я б, наверно, еще остался, но точно знаю же, что влюблюсь.
Ввернуть сейчас бы про равновесье, но стих не пишется, хоть ты тресни, пардон, сегодня другая песня, мой старый летний паршивый блюз.
Кружили мысли нелепым вальсом, я много думал и ошибался, ни муз, ни музыки, ни Пегаса, и нет покоя тебе, душа...
Но что-то утром шептало в уши: "ты можешь больше, ты можешь лучше", будил под утро несмелый лучик - мы вместе делали первый шаг.
Ты ждёшь, я знаю, других историй, про битвы, замки, поля, просторы, про гнев царей, про врагов престола, про звон самшира, про стук карет
Настанет осень, и возвратится визирь, шаманка, король, убийца...но нынче - август, жара и птицы, и я открою один секрет.

Я думал раньше, что сказки - это волшебный мир под рукой поэта, пираты, гоблины и скелеты, чужие тайны во тьме веков,
Мечтал о Ехо, о Средиземье, о странах, башнях, мирах подземных, о карте, двери, волшебном зелье, что унесёт тебя далеко...
...А сказка - это путём окольным наткнуться на невесомый Смольный, и рокот призрачной колокольни вокруг танцует, поёт, бежит;
Солёным ветром, мечтою ранней нестись меж морем, теплом, горами, тогда окажется лучше Нарний лукавый утренний Геленджик.
Когда в сомнений и страхов тине ты заползаешь на свой квартирник, а люди - дивные, как с картины, и в мыслях только - "читай", "живи",
Когда за книгой, плацкартным чаем, летишь обратно бродягой-чайкой, и вдруг приходит: "Скорей. Скучаю." от самой старой твоей любви.
Когда под жарким июльским солнцем играешь в "ладушки" ты с японцем, а он мухлюет, вопит, смеётся, бежим и прячемся от дождя,
Когда друзья, что по разным странам, звонками рвут паутину станций, и это очень тепло и странно - в кого-то верить, кого-то ждать.

Ведь сказка - это не гул заклятий, не томный блеск королевских платий, не монстр в недрах твоей кровати, не фея с тыквой, не кучер-мышь,
Любое чудо - живое, дышит, оно в глазах, километрах, крышах, оно тем больше, сильнее, выше, чем ты охотней его творишь
Любое чудо - не в тюрьмах книжных, оно снаружи, оно подвижно, с ним мир - поверишь ли, удивишься - на нитку соткан из лучших мест.
Иди вперёд, сочиняй, надейся, живи мгновеньем, мечтою, песней, и дверь, зелёная, как у Уэллса - представь! - окажется в твой подъезд.

(с) Джек-с-Фонарём

10:53 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Мэл устал. Он старший ребёнок в большой семье. На работе не топят камины вторые сутки. Дети ищут конфеты в карманах куртки, Мэл тоскливо ищет еду на столе. Старший двухколесно летит в восход, сёстры шепчутся о звездах и чем-то личном. Третий брат - механик, четвёртый - гот, пятый спит. В общем-то все как обычно.

Мэл обходит виолончели, идёт на звук. На чердаке находит седого отца. Скрипкам и флейтам в доме нету конца. Как и детей, различающих ноты до букв. Мэл молчит, но больше похоже на крик. В детстве всем дан был приказ - родиться артистом. Мэл ругается Бахом, Вивальди и Листом.
Мэл устал. Мэл говорит: "Старик.

Я здесь копчусь уже двадцать гребанных лет. Твои инструменты страстей мирских выше, но мне надоели наша дырявая крыша, стоптанные ботинки, пустой обед.

А больше всего мне надоело фортепиано. И эти дети. Старик, пересчитал бы нас. Четырнадцать мелких...Короче, я люблю джаз.
Вчера отхватил билет до Нью-Орлеана.

Ты злишься? Не надо скандалов и громких ссор. Я не пианист, я здесь не нужен, правда. Пусть мне фортанет и хорошо ляжет карта".
Щурит глаза старик - и с каких это пор?

Тихо смеётся в ответ Мелькор:
"Я написал музыку.
Назвал "Арда".

найдено

15:24 

ПОЭМА КОТА. Екатерина Агафонова

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Мне казалось - я бегу
Полем
На не чующих травы
Лапах:
Я не помню никакой
Боли,
Смерть была - один большой
Запах.

Помню небо -
Древний Кот многоликий.
Отряхнулся и пошёл,
Как по карте.
Не взаправду же ведь я - Дикий,
Чтоб смотреть, что там лежит
На асфальте.

А потом запахло мёдом и мятой,
Я в траву влетел по самые уши
И решил, что в новой жизни (девятой)
Буду тем же, кем и был, только лучше.

Был котёнком, в сказки не верил,
А потом забыл, как все забываем -
Здесь всегда распахнуты двери,
Это место называется Раем.

Рай кошачий, до последних окраин,
Благодать для тех, кто здесь поселился.
Но уж больно убивался хозяин -
Я чуть сразу же назад не родился.

Весь поникший от нахлынувшей скуки,
Брёл по Раю в поисках дома
И уткнулся в чьи-то тёплые руки,
Руки пахли странно знакомо.

Не запомнилось лицо и окраска -
Прятал морду в вороте платья.
Был покой и тихая ласка,
А потом нас встретили братья.

Было солнце (просто так, не в окошке)
Золотым, как рыбка на блюде.
И все были мы здесь - общие кошки,
А у нас, конечно, - общие люди.

Мы со взрослыми котами небрежно
Выходили в круг - померяться силой,
И мурлыкали мне кошки так нежно,
Потому что я большой и красивый.

Здесь тепло всегда, и чисто, и сухо,
Не бывает ни дождей, ни метели.
Раз порвал я, значит, Серому ухо -
Зажило, и пожалеть не успели.

Серый крут, он подох, видно, в драке.
Серой масти - аккурат мой братишка:
По ночам ему всё снятся собаки,
Он рычит на них во сне, но не слишком.

Мне же снится: я бегу
Полем.
Каждая травинка -
Резная:
Может, каждый выбирать
Волен?
Я всего лишь кот, я -
Не знаю.

19:17 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Что ты делаешь здесь, в преддверии октября? Поднимайся, бери фонарь, сухари и воду, выходи в ночную темень и непогоду, уходи один, ни слова ни говоря. Пробирайся горами, не трать на тропу следов, доверяй только ветру, который идет с востока. И забудь, наконец, этот город и этот дом, и оставь в нем все, совсем ничего не трогай. Никого не будет рядом, пока ведут тебя горные склоны, поросшие мхом и терном, ко всему, что станет осознанно обретенным, ко всему, что вдруг окажется на виду. Умирай за это, пройди октябрем в ночи. Отдавай пути безропотно, что попросит. Ты поймешь, зачем случилась такая осень, но пока ты идешь, ни в чем не ищи причин.
Не бери с собой ни слабости, ни побед, ни чужих обид не бери, ни своих печалей.

Все закончилось, видишь? Сейчас ты стоишь в начале.

Улыбнись дождю, небо думает о тебе.
(Кот Басё)

20:47 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
У моей подруги
(нет, вы её не знаете, не у той)
красота редким образом сочетается с добротой
и с мечтой о таком же ласковом, верном муже -
чтоб его окружать заботой, готовить ужин,
чтобы детки, дом,
чтобы радость, мир и покой.

Только каждый её мужчина оказывается монстром,
даже если выглядит папой римским;
то злым духом, распределённым на этот остров,
то головорезом, пиратом морей карибских.

Вот он вроде бы добр, надёжен, и принц - не кто-то там,
даже рыбу не станет резать простым ножом;
через пару недель обнаруживается комната
в тёмной части замка -
с останками бывших жён.

Или - простой, крепко сбитый, статный,
кулак из жести,
не чурается крепких словец, не слабак, но и не невежа.
Только вот по утрам откуда-то - клочья шерсти,
в коридоре и на пороге - следы медвежьи.

Или, скажем, красиво ухаживает, дарит розы, танцует вальс,
кормит ужином при свечах, заводит под балдахин,
шепчет нежно и вкрадчиво "я без ума от Вас" -
и улыбка красивого рта обнажает его клыки.

..А с одним оказалась совсем беда;
в кои-то веки всё было "так",
только он исчез, растворился в воздухе без следа,
навсегда -
очевидно, серьёзный маг.

Нужно ли говорить, - я теряла покой и сон,
билась о стену лбом и сходила с ума от зависти.
- Как ты не понимаешь, в этом-то вся и соль,
в этом, видишь ли, весь и замысел.

Оборотень, и что? Ночью воду не пить с лица.
С некромантом зато не страшно бродить над бездной.
Сердцеед тебе показал бы, как разделывают сердца, -
господи, неужели не интересно?!

Я бы тоже вот так жила,
ежедневно меняя лица,
или шлялась по морю, бросив родне "привет!"

Только мои чудовища все оказываются принцами -
милыми, добрыми,
без особых примет.

(с) Ракель Напрочь

07:47 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Разные в людях пылают огни.
В этом – гнилушка, что тлеет в тени,
Этот – как будто взрывается мина,
Та – словно мягкий уют у камина,
Эта – пожар ненасытный лесной,
Этот – костёр на закате весной.
Искра кресала и пламень свечи,
Луч, прорезающий небо в ночи,
Светоч, пожарище, пироманьяк,
Фейский фонарь, путеводный маяк,
Пламя в горниле царя-под-горой,
Джек-огонёк на трясине сырой,
Вечный огонь среди мраморных плит,
Этот согреет – тот испепелит!

Ты – мой камин, и пожар, и костёр,
Звёздный покров надо мной распростер.
В черной холодной немой глубине
Свет для кого-то зажженный в окне,
Солнечный зайчик, святая свеча,
Камень, нагретый до горяча,
Луч, что указывал путь кораблю…

Знаешь, как сильно тебя я люблю?

+ Саша Кладбище +

10:18 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
только стукнет тринадцать - сбегай от заученных истин, от воскресных, навязших в зубах карамельных основ. за фургонами цирка, по палым желтеющим листьям, на вечерний сеанс, где волшебное крутят кино. от учебников, где идеальные "леди" и "сэры" - в мир растрепанных книг, путешествий, дрожащих частот.

"- у меня есть два пенса! гуляем на них, Гекльберри?"
"- у меня есть полпенни. гуляем, конечно же, Том!"

в двадцать три все становится резче, отчаянней, злее. жизнь прорезана гранью на "до" и на "после войны". что горело в груди - не погасло, но словно бы тлеет, по ночам прорываются выстрелы в тихие сны. одноклассники хвастают: жены! детишки! а я-то... впрочем, верю, найдется работа и дело для рук.

"- говорят, что не выйдет... попытка не пытка, приятель."
"- ну и пусть говорят, ведь они нас не видели, друг."

время тикает, скачет, несется упряжной четверкой. у вчерашних мальчишек - гляди-ка!- уже борода, у вчерашних девчонок - прислуга, семья и уборка, почему, для чего, как успели, когда же, когда? вот тринадцать: кино про ковбоев и шпаги из палок, вот семнадцать: влюбленность, обиды, экзамены, страх. в девятнадцать смеялись, что мира, наверное, мало, в двадцать семь, не увидев и доли, решили - пора! время, время, дорожную пыль разбивают копыта, не вернуться назад, не увидеть, что там, за спиной. Венди пишет диплом, на работу устроился Питер...

просто жизнь остается игрой, раз играешь давно.

сколько б ни было лет - их всегда слишком мало, не думай. не становятся старше солдаты картонных мечей. цирки, листья, рисунки; жирафы, пантеры и пумы; вера, дружба, серьезная правда, забытая честь. улыбайся, пока к приключениям тянется сердце, кувыркайся, свисти, крась заборы, валяйся в траве. пожилые профессоры после полуденных лекций исчертили маршрутами карты - идут в кругосвет.

... так сбегай от заученных истин - к далекому морю, к непокорным пиратам, к ковбоям, не бойся, живи.

"- как там ваши студенты, не сдали еще, мистер Сойер?"
"- бестолковы ужасно. вот мы в их года, мистер Финн..."

wolfox

10:32 

Просто. Чтоб оно уже хоть где-то да было)

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Иногда хочется быть такой женщиной-женщиной,
Звенеть браслетами,
поправлять волосы,
а они, чтоб все равно падали,
благоухать Герленом,
теребить кольцо,
пищать «Какая прелесть!»,
мало есть в ресторане,
«мне только салат».
Не стесняться декольте,
Напротив, расстегивать
Совсем не случайно,
Верхнюю пуговочку.
Привыкнуть к дорогим чулкам,
И бюстхалтеры покупать
Только «Лежаби».
Иметь двух любовников,
Легко тянуть деньги,
«ты же знаешь – я не хожу пешком»,
«эта шубка бы мне подошла»…
Не любить ни одного из них.
«И потом в гробу
Вспоминать Ланского».

читать дальше

автор Полина Санаева

.сау.

главная