Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Рыжее беспокойство (список заголовков)
17:11 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
был сентябрь. по паркам в кучи сбивались листья.
на мосту холодный ветер скользил, шурша.
воздух был нереально терпким, кристально-чистым,
и,
казалось,
проще
вовсе
и не дышать.

пробегало утро улицами к вокзалу,
теребило поезд - "дяденька, покатай!".
мы с тобой друг друга вовсе еще не знали,
просто -
так,
остановились
на поболтать.

странный мир, отчасти созданный из бессонницы,
но - стоял, тянулся к небу, что было сил.
мы, как звери: нюхать тихо, слегка дотронуться,
и
отпрыгнуть
сразу,
чтобы не укусил.

а потом был кофе. кухня. ключи. квадратные
золотые зайцы пятнами на стене.
затыкало уши теплой и мягкой ватою,
за окном
тихонько
шел
самый первый
снег.

я не знаю, право, чем это все закончится.
я, в конце концов, сокровище то еще...
за окном cветлеет. кажется, будет солнечно.
скоро можно
ткнуться
носом -
в твое плечо.
(с) wolfox

16:51 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
не тронутый ни злом, ни войной, ни горем,
тот городишко мелкий стоит у моря,
и чайки с рыбаками упрямо спорят,
и клочья ночи ветер уносит прочь.
улов на солнце лаково серебрится,
колокола на башне поют: марита!
куда же вы, прекрасная сеньорита?
ах, кто она? - марита, рыбачья дочь.

марита! ноги босы, до пяток косы,
а мир смеется, все в нем легко и просто,
придуманы ответы на все вопросы,
подружки вон на танцы зовут - иду!
марита, свет и радость в глазах зеленых,
тропою лета, листьями машут клены,
марита, сколько было в тебя влюбленных?
о, десять раз по столько еще падут.

когда луна круглеет, касаясь боком
причала, звезды прячутся на востоке,
ночь истекает терпким фруктовым соком,
марита тихо-тихо идет на пляж.
все спят: младенцы, деды, гетеры, воры...
стараясь не будить чуть сопящий город,
спускается бесшумно до кромки моря,
как капитан забытого корабля.

и море тяжко плещется, говорит ей:
ну сколько можно, сколько еще, марита?
твой дядя от стыда позабыл и бриться,
как ты сбежала в этот надводный мир!

марита отвечает: еще немножко,
еще вот только капельку на дорожку,
лишь месяц, не волнуйся и не тревожься,
я взрослая уже, ты меня пойми.

и море говорит ей: марита, слушай,
твои дворцы на дне заросли ракушкой,
и тетушка худеет, не хочет кушать,
лишь ждет тебя и слезы в печали льет.

марита отвечает: я знаю, знаю,
ну что же мне поделать, раз я такая...
и море недовольное отступает,
чтоб через месяц снова позвать ее.

любовь и выбор - это такое дело,
пока в них разберешься, то поседеешь,
морскою солью струны гитары склеит,
и глядь - что было, мимо уже прошло.
мы каждый день у неба канючим: счастья!
еще немного, право: минуту! часик!
неделю... небо тучами солнце застит
и гладит наши души своим крылом.
мы все хотим того, что для нас запретно:
рыбачки, принцы, вечной тропою лета,
ломая стены дома и прутья клеток,
куда? зачем? ах, поздно, уж не догнать.

марита выйдет замуж, родит близняшек,
петь песни будет им и готовить кашу,
свечу у изголовья взамен погасшей
им ставить - дочки, дочки, идите спать.
уютный домик, кошка, горячий ужин...
лет через восемь, бросив детей и мужа,
она уйдет. наверно, так было нужно.
у кромки моря тают ее следы.

синьоры, синьорины, о чем же спеть вам?
наш городишко мелок и неприметен,
вот только стали что-то рождаться дети -
с глазами зеленее морской воды.

(с) wolfox

12:54 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Стихотворение для Арамис, аббат

***
Вьется строчка, бегут чернила, у свечи истекает жизнь.
И наутро опять лучами проискрят насквозь витражи -
Значит, Бог нас еще и любит, значит, где-то, наверно, ждет.
После пули, удара стали - встанет, скажет: «Ну что, идем?»
Ты пойдешь. А куда деваться. Жил, как многие. Жил - горел.
Пил вино, плел узор на шпагах, и любовь крутил в ноябре.
Было жарко, хоть и морозно. Тушью вписан Булонский лес.
Ты писал при свечах сонеты, долетавшие до небес.
Ты плясал на балах и в венах, ты любил, и ты был любим,
Ты был странником, первым снегом, ты был грешник и пилигрим,
Да, у Бога не счесть вопросов, у тебя же один ответ,
Самый главный.
«Ну что, - Бог спросит, - всё? На отдых?»
Смеешься.
«Нет».

(с) Граф Сентябрь

18:48 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©


Вера Полозкова, Катя
Катя пашет неделю между холеных баб, до сведённых скул. В пятницу вечером Катя приходит в паб и садится на барный стул. Катя просит себе еды и два шота виски по пятьдесят. Катя чернее сковороды, и глядит вокруг, как живой наждак, держит шею при этом так, как будто на ней висят.

Рослый бармен с серьгой ремесло своё знает чётко и улыбается ей хитро. У Кати в бокале сироп, и водка, и долька лайма, и куантро. Не хмелеет; внутри коротит проводка, дыра размером со все нутро.

Катя вспоминает, как это тесно, смешно и дико, когда ты кем-то любим. Вот же время было, теперь, гляди-ка, ты одинока, как Белый Бим. Одинока так, что и выпить не с кем, уж ладно поговорить о будущем и былом. Одинока страшным, обидным, детским – отцовским гневом, пустым углом.

В бокале у Кати текила, сироп и фреш. В брюшине с монету брешь. В самом деле, не хочешь, деточка – так не ешь. Раз ты терпишь весь этот гнусный тупой галдёж – значит, все же чего-то ждёшь. Что ты хочешь – благую весть и на ёлку влезть?

Катя мнит себя Клинтом Иствудом как он есть.

Катя щурится и поводит плечами в такт, адекватна, если не весела. Катя в дугу пьяна, и да будет вовеки так, Кате хуйня война – она, в общем, почти цела.

У Кати дома бутылка рома, на всякий случай, а в подкладке пальто чумовой гашиш. Ты, Господь, если не задушишь – так рассмешишь.

***

У Кати в метро звонит телефон, выскакивает из рук, падает на юбку. Катя видит, что это мама, но совсем ничего не слышит, бросает трубку.

***

Катя толкает дверь, ту, где написано «Выход в город». Климат ночью к ней погрубел. Город до поролона вспорот, весь жёлт и бел.

Фейерверк с петардами, канонада; рядом с Катей тётка идёт в боа. Мама снова звонит, ну чего ей надо, «Ма, чего тебе надо, а?».

Катя даже вздрагивает невольно, словно кто-то с силой стукнул по батарее: «Я сломала руку. Мне очень больно. Приезжай, пожалуйста, поскорее».

Так и холодеет шалая голова. «Я сейчас приду, сама тебя отвезу». Катя в восемь секунд трезва, у неё ни в одном глазу.

Катя думает – вот те, милая, поделом. Кате страшно, что там за перелом.

читать дальше

***

«Я усталый робот, дырявый бак. Надо быть героем, а я слабак. У меня сел голос, повыбит мех, и я не хочу быть сильнее всех. Не боец, когтями не снабжена. Я простая баба, ничья жена».

Мама ходит в лангетах, ревёт над кружкой, которую сложно взять. Был бы кто-нибудь хоть – домработница или зять.

***

И Господь подумал: «Что-то Катька моя плоха. Сделалась суха, ко всему глуха. Хоть бывает Катька моя лиха, но большого нету за ней греха.

Я не лотерея, чтобы дарить айпод или там монитор ЖК. Даже вот мужика – днем с огнём не найдёшь для неё хорошего мужика. Но Я не садист, чтобы вечно вспахивать ей дорогу, как миномёт. Катерина моя не дура. Она поймёт».

Катя просыпается, солнце комнату наполняет, она парит, как аэростат. Катя внезапно знает, что если хочется быть счастливой – пора бы стать. Катя знает, что в ней и в маме – одна и та же живая нить. То, что она стареет, нельзя исправить, - но взять, обдумать и извинить. Через пару недель маме вновь у доктора отмечаться, ей лангеты срежут с обеих рук. Катя дозванивается до собственного начальства, через пару часов билеты берет на юг.

…Катя лежит с двенадцати до шести, слушает, как прибой набежал на камни – и отбежал. Катю кто-то мусолил в потной своей горсти, а теперь вдруг взял и кулак разжал. Катя разглядывает южан, плещется в лазури и синеве, смотрит на закаты и на огонь. Катю медленно гладит по голове мамина разбинтованная ладонь.

Катя думает – я, наверное, не одна, я зачем-то ещё нужна.
Там, где было так страшно, вдруг воцаряется совершенная тишина.


26 ноября 2007 года.

00:26 

Просто, потому что 78.

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
* * *

Не убий!—
в полумраке
грошовые свечи горят...
Из глубин
возникают слова
и становятся в ряд.
Если боль
и набухли кровавые кисти рябин,
если бой,—
кто услышит твое:
«Не убий..»?

Мы слышны
только самым ближайшим
друзьям и врагам.
Мы смешны,
если вечность
пытаемся бросить к ногам.
Есть предел
у цветка,
у зари
и у сердца в груди.
Мир людей.
И над каждым библейское:
«Не укради!..»
Мир
дрожит,
будто он искупался
в январской воде...
Надо
жить!
У последней черты.
На последней черте.
Думать всласть.
Колесить, как товарный вагон
И не красть.

Разве что —
У богов.
Огонь.
Р.Р.

21:21 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Бывает наблюдаешь за кем-то и думаешь, до чего у него удивительная жизнь.
А потом кто-то наблюдает за тобой и думает, до чего у тебя удивительная жизнь.
А на самом деле у всех всё плохо.
Удивительно плохо.

Авега

14:16 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Это как в детстве: кто-то тебя оставил, сдал на хранение бабушке, как в спецхран,
и ты гадаешь, сколько здесь будет правил и до какого ты ей под стражу сдан.
Вечер - для страха, скажут "спокойной ночи", двери закроют, выключат верхний свет...
Отблески улиц станут на шаг короче, тьма проберется к самой твоей голове.
Хочется плакать, вроде бы - несолидно, жмурить глаза страшнее, чем видеть тьму.
Где-то шуршание, и ничего не видно...

Боже, как страшно
бояться всего
одному.

Так и случится: будешь один бояться необратимо и намертво повзрослеть.
Траты научат тебя никому не клясться. Память научит тебя ни о чем не жалеть.
Тьма перестанет вставать к твоему изголовью, ты с ней подружишься, будешь почти на "ты",
ты перестанешь город свой звать любовью, просто разлюбишь улицы и мосты.
Только проснешься ночью, когда весь город, вымерзший, словно древний и дикий зверь,
будет хрипеть у двери в твоем коридоре.
Тут и захочется взять и захлопнуть дверь.

Где по сюжету обещаны хэппи-энды, там не бывает ни страха, ни темных дней,
и ни в какой не может быть киноленте, чтобы герои были на самом дне,
чтобы умели плакать вообще без грима, чтобы умели вовремя замолчать.
Только твое здесь точно неповторимо.
Все остальное
желательно
выключать.

Если однажды кто-то уйдет, оставит, не объяснившись, выключив весь твой свет,
будет казаться, что небо тебя раздавит - а небо прижмется к глупой твоей голове.
Вздрогнешь и вспомнишь, что все уже это было, были другими все правила и "нельзя".

Просто с тобой уже это происходило:
кто-то уехал тогда
и тебя не взял.

(с) Арька

20:29 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
“Я дважды пробуждался этой ночью
и брел к окну, и фонари в окне,
обрывок фразы, сказанной во сне,
сводя на нет, подобно многоточью,
не приносили утешенья мне. Ты снилась мне беременной, и вот,
проживши столько лет с тобой в разлуке,
я чувствовал вину свою, и руки,
ощупывая с радостью живот,
на практике нашаривали брюки
и выключатель. И бредя к окну,
я знал, что оставлял тебя одну
там, в темноте, во сне, где терпеливо
ждала ты, и не ставила в вину,
когда я возвращался, перерыва
умышленного. Ибо в темноте —
там длится то, что сорвалось при свете.
Мы там женаты, венчаны, мы те
двуспинные чудовища, и дети
лишь оправданье нашей наготе.
В какую-нибудь будущую ночь
ты вновь придешь усталая, худая,
и я увижу сына или дочь,
еще никак не названных,— тогда я
не дернусь к выключателю и прочь
руки не протяну уже, не вправе
оставить вас в том царствии теней,
безмолвных, перед изгородью дней,
впадающих в зависимость от яви,
с моей недосягаемостью в ней.”

иосиф бродский “любовь”

09:26 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«Я не знаю, сможет ли мистер Бог смолчать
Про для таких, как ты и таких как я.

У меня рушится привычная колея:
Мне хочется тебя видеть, но не хочется приручать

И да, я завидую морям да реками –
У них бег нелогичен и ненатужен

Знаешь, я могу оказаться неплохим человеком,
Но просто не тем, кто нужен

И в общем-то ясно, что подобное нужно беречь,
И что мы многое можем друг другу дать

Я не уменьшаю значимость наших встреч
Я просто не знаю, чего от них ожидать»
Авега

13:57 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«Карл Кларе приносит украденные кораллы,
Клара опирается на перила:
"Я, конечно, ничего тебе не говорила,
Но пока ты стал генералом, я сотню раз умирала,
Сотню раз упала не на твои перины".

Клара Карлу шепчет: "Я не читала Данте,
Но возводила редуты, вела вендетты,
Так что это мои, а вовсе не наши дети,
Сам посчитай-ка, ты перепутал даты,
Я их всех зачинала, не зная, где ты".

Клара целует Карла, хлопает дверью.
Карлу не сделать больно, если нарочно.
Карл думает: "Девочка, ты же врёшь мне!
Всё от обиды. Я сделаю вид, что верю,
Если тебе так будет лучше и проще".

Карл Кларе приносит октябрьскую получку,
Безо всяких там карточек, сплошь наличкой.
Странные мальчики Кларе кидают в личку
Письма, и пишут о Карле: "Да он подкаблучник".
Карл меж тем запивает шпроты "Столичной",

Карл едет на джипе до полигона
И застревает между двумя берегами.
Карл ни разу за жизнь не встречался с врагами,
Карлу падают звездочки на погоны,
Карлу давно уже не страшны интриганы.

Карл смотрит в чужое синее небо.
Карл по старой привычке стремится к цели.
Дома Клара, дочки - в престижном лицее,
Карлу кажется, он молодым и не был,
Карл знает: спиртное не панацея.

Некуда стало спрятаться, негде усесться,
Сплошь БТР-ы, гнилые судьбы, притоны,
СМИ, финпотоки, мишени на сером картоне...

Карл приносит Кларе усталое сердце,
Клара его принимает в сухие ладони.»
laas

00:16 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
вырвано из контекста

«там, за семь поездов отсюда, семь кораблей
те, что поотчаянней, ходят с теми, что посмуглей
когда ищешь в кармане звонкие пять рублей -
выпадает драм,
или пара гривен,
или вот лей
не трави своих ран, мое сердце, и не раздувай углей
уходи и того, что брошено, не жалей
»

11:55 

Питер

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
ты знаешь, Питер имеет душу, там даже камни умеют слушать. я приезжаю, и мне там лучше и жить, и прятаться, и грустить.
его вода для меня живая, в его автобусах и трамваях я от забот своих уезжаю, чтоб теплый свет его ощутить.

ты знаешь, в Питере проще верить, что счастье есть, что открыты двери, там нарисованы акварелью мои расплывчатые мечты.
его проспекты уходят в небо, ему я верю - отчасти слепо - и сочиняю ему сонеты, а он разводит свои мосты.

ты знаешь, Питер как мудрый старец: своими зельями исцеляет и исполняет свой странный танец, как ритуал от былых обид.
его каналы, его фонтаны - противоядия от дурманов, и эти воды затянут раны, и сердце больше не так болит.

ведь Питер знает на все ответы: как быть собой и дожить до лета. я там всегда остаюсь согрета, пусть даже в самый унылый дождь.
он нежно манит и опьяняет, он как дитя на руках качает и заставляет забыть печали, пусть их немало еще хлебнешь.

ты знаешь, он от всех страхов лечит, я в каждом сне мчусь к нему навстречу, он свои мантры мне в ухо шепчет и объясняет все без прикрас.
пускай он часто бывает серым, но это не подрывает веру, и я в него влюблена без меры с тех пор, как встретила в первый раз.
принцесса сошла с ума

22:13 

Божественное

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Про кота.

Я хочу, чтоб меня взяли на руки и качали
теплыми и уверенными руками.
Когда меня еще не было, в самом начале,
так и было.
Время неслось прыжками,
швырялось плюшками и жареными пирожками,
мама замуж четырежды выходила,
и всё удачно. Первый муж её был хорошим,
много смеялся, презирал сомненья любого рода,
любовался мамой, носил рубашки в горошек
и погиб на войне, не помню какого года.
От него осталась пачка коричневых фотографий,
он успел построить домик с перилами из металла,
отделать ванную комнату белым кафелем
и зачать меня. Я его уже не застала.

читать дальше

(с) Виктория Райхер.

20:28 

Просто так. Прекрасное

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Звонок Джону Леннону с неизвестного номера:

«Есть такая страна, Джон,
где
все играют на банджо
и не думают о еде.
Ты даже не представляешь, Джон, –
они питаются светом,
исходящим от собственных жён.
Свет со вкусом вина и хлеба,
свет, играющий на ветру.
Смотришь в небо,
перебираешь
полоски струн,
лёжа на тёплых коленях жены,
и никакие занятия больше тебе не нужны.
Тебе понравится, ты не такой пижон,
приезжай вместе с Йоко, Джон.
Аж сердце ёкает, когда думаю, что снова тебя увижу,
это даже лучше, чем ночью гулять по Парижу.
Если не хочешь банджо,
то захвати свой старый, как смерть, рояль.
Это такая страна, Джон,
там совсем не нужна мораль:
ты играешь – жена излучает свет;
и ни войны, ни религии – нет.
Это не страшно – подай мне знак,
я пришлю за тобой упряжку
и несколько звёздных собак.
Их потом не догонишь
ни на самолёте, ни на корабле.
Ты понимаешь, Джонни,
эта страна не совсем на Земле.
Да, что-то вроде Клондайка:
добираться только на лайках,
работать, не покладая рук,
только климат мягче и вместо золота – звук.
Здесь много отличных ребят
и настоящего рок-н-ролла.
Не знаю, как насчёт Пола,
а Джордж скоро будет здесь.
Бросай свой Лондон
и его туманную спесь!
Как выйдешь на улицу,
крикни: « Довольно!» –
возникнет
возничий по имени Марк.
Сначала будет немного больно,
потом беспросветный мрак;
а через секунду ты будешь дома, Джон.
Начни с тональности до мажор...

(с) Иван Полторацкий sveter_txt

22:09 

карточное: четыре дамы

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
1.
Тишина висит над столом. То есть тьфу - над дворцом.
Карты падают вниз рубашкой и вверх лицом,
И крестовый король, властолюбец и ипохонд-
рик, объявляет, что он идет в крестовый поход.

Я влюбилась в него, когда он еще был вальтом,
И неважно, что было дальше, там и потом.
Я умею считать от джокера до ноля.
Я встаю под знамёна крестового короля.

2.
Червонный валет отравлен. Он валяется на полу,
Как груда тряпок.
Как унижающийся проситель.
И король, не сводя с меня взгляда, говорит: "Позовите слуг
И унесите тело.
Немедленно унесите".

Тишина не нарушена. Я, поправив слегка декольте,
Подхожу к столу -
И под этим пронзительным взглядом
Успеваю подумать: "До чего же глупо звучит - адюльтер..." -
И касаюсь губами кубка
С остатком яда.

3.
Тихо! Тише. Ни слова. Ни шороха - никакого.
Скипетр должен быть в правой. Держава в левой.

С миром покойся, погибший король пиковый.
Да здравствую я - вдовствующая королева!

4.
Никакой тишины!
Многолюдный парадный зал,
У стены - посмотри-ка - двое в вишневых коттах.
- Бубновый король любит мальчиков? Кто вам сказал?
- Бубновый король любит книги, пиры и охоту!

Мой смех летит по залу, легко звеня,
Упругий, как мяч, и как чистое небо, синий.
Бубновый король, без сомнения, любит - меня.
А вот и он сам - возле трона играет с сыном.
(це) Леголаська

23:29 

Не понимаю, отчего цепляет

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«я смертельно болен усталостью и тобой.
сигареты пропахли морем, крепчает ветер.
не звони мне лучше... ну что мне тебе ответить?
я немного выпил и скоро приду домой.
бред ночной сиделкой склоняется над душой,
у него ледяные пальцы и тонкий профиль...
он макает в полночь меня, как печенье в кофе.
я немного выпил... мне, в общем-то, хорошо.
я как птицу ловчий, несу на плече туман,
и весна в потрепанном хаки шагает рядом.
не звони мне больше... не надо... уже не надо.
я немного выпил, устал - и сошел с ума.»
МКБ-10

23:28 

из твоего же избранного

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Мне грустно, бес. Мне грустно без причин. И тает мир мороженым на блюдце, как сумма очень малых величин... а мне зачем-то хочется вернуться. Вернуться в ночь, вернуться во вчера, в слепое неоправданное лето, и греть глинтвейном наши вечера, и путаться в ладонях и монетах, которые ты вытряхнул, смеясь, из всех своих бесчисленных карманов, а мы на них рассматривали вязь и разбирали реверсы по странам.

Мне грустно, бес. Посмейся надо мной за глупую беспочвенную веру в отсутствие кинжала за спиной и в то, что мир теперь не черно-белый, и будет чайник фыркать по утрам, и кофе в банке на двоих не хватит, а, значит, чашку пьем напополам, и ты такой смешной в моем халате, напяленном спросонья впопыхах. Кусочек масла плавится на тосте, как солнца луч на брошенных стихах, и до щеки дотронуться так просто...

Мне грустно, бес. Тебе пора идти. Не прячь лицо, не прячь - ведь ты не плачешь? Я знаю, нам с тобой не по пути, и рухнет мир, случись оно иначе - расписаны для нас календари чужими равнодушными руками... Глаза в глаза... не надо, не смотри, когда шепнешь: лети, мой ангел. Amen.
© Светлана Ширанкова

15:42 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
"Итак, если бы у меня была дочь, я бы сказала ей, что быстрый грибной суп из шампиньонов на тридцатку, двух морковок, лапши или пары картофелин и малой толики пшена, приправленный укропом и слегка тимьяном, есть спасение хозяйки во многих отношениях, начиная с бюджета и заканчивая самоуважением, потому как всё не полуфабрикаты, а хлопот едва ли не меньше.

Я бы сказала ей, что шпилька в любую погоду по любой дороге, шпилька на целый рабочий день, не украшает женщину, не повышает её шансы, потому что после женщине предстоит со шпилек слезть, а ступни, ноги и спина останутся с нею навеки — ну, и уместность, уместность, одно дело, в театре по паркетам, другое — по корявому асфальту на общественный транспорт.

Сказала бы я ей, что умение ставить точку — ценнейшее из умений, что элегический дискурс подобен жевательной резинке, вброшенной в механизм зубчатой передачи, стоит однажды повернуть голову на сто восемьдесят совиных градусов, засмотревшись в прошлое, жизнь заедает, вот во всех смыслах заедает. А упрямо ходить в плаще и сапожках в июльский зной лишь потому, что у тебя лично на сердце весна... ну, ещё бы я ей сказала, что звание дурака почётно и прославлено, только бы не скучный был дурак. Шут, настоящий дурак, увлечён не собою, но пестротой бытия — и бубенцы его не надрывны.

Наверное стоит сказать этой воображаемой девочке и о том, что есть великая стихия нипочему, в соприкосновении с которой вся наша логика складывается карточным домиком, а ожидания лопаются, как воздушный шарик о сигарету... да, и не умиляйся тому, как красиво, как романтично, как кинематографично, в чёрно-белой эстетике, он курит — через двадцать лет ты будешь слушать утренний кашель и бояться эмфиземы, его или того, чьей сигарете умилялась двадцать лет назад такая же дура, обсмотревшаяся кино и насочинявшая скверных мифологем.

Через двадцать лет, моя хорошая, это тоже надо сказать, ты поглядишь в зеркало и постараешься осознать две взаимоисключающие вещи: возраст ничего не меняет по сути, никто не смеет повелеть тебе опустить плечи и погасить глаза — или перестать носить полосатые гольфы — просто потому, что не положено; но возраст предполагает, что мы уже научились смотреть на мир не только сквозь свои потребности, желания, настроения и боль в животе, но и поверх них, не требуя от мира немедленно ответить, почему небо синее, а также всё бросить и чинить нам велосипед.

Держи спину прямо, будь готова к дурному, но не жди его, не меряй своей мерой, но и не отказывайся от суждения.
Полюби готовить, хотя бы салат и пирог с яблоками, это упорядочивает повседневность и радует близких; смотри по сторонам, вокруг много жизни; мой голову хотя бы через день, хотя бы из чайника, это помогает бороться с хаосом внутри и снаружи головы; не заставляй себя надеяться, не позволяй себе отчаиваться; не садись на диету, кроме лечебной, ешь мороженое, это правильно. Не жалей любви, это то золото, что ржавеет от экономии, не стесняйся её, даже если ты в ней смешна; но не обременяй любовью того, кто не возьмёт и золота, назойливость — не доблесть; ходи пешком, когда позволяют время и погода, только носи шапку, когда холодно, больные уши не добавляют радости."

quod-sciam.livejournal.com/431143.html

01:38 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Плохое утро - это когда, нанося макияж, немного подумав, выбираешь водостойкую тушь.
Странное утро - это когда, нанося макияж, решаешь, что вечером в кафе сделаешь своему парню предложение... предложение остаться друзьями.
Доброе утро - это когда, нанося макияж, понимаешь, что наконец-то, в совершенстве овладела мастерством прекращать есть мед ровно в тот момент, когда до ложки дегтя осталась совсем чуть-чуть.

____________________________________________
Где-то, наверное, есть еще и "Великолепное утро" - когда рядом Тот Самый и
не нужно никуда вставать и наносить макияж.

(с) moleska

02:05 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©

.сау.

главная