• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Рыжее беспокойство (список заголовков)
11:43 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
На исходе августа солнце жарит,
Как огонь. Куда от него деваться?
Виноград собирает девица Жанна,
Виноградной кровью измазав пальцы.

Виноград собирает девица Жанна,
Небо пахнет хлебом, вином и гарью.
Ночи режет стрелами и ножами -
Что уж тут поделать, война в разгаре.

Догорает мой виноградник - сжальтесь!
И не соком винным залито поле...
Урожай собирают, девица Жанна,
Убегай скорее, пока не поздно!

В поле пламя пляшет и пепел плачет,
И ручей подернулся горькой ржавью,
Виноград и хлеб ничего не значат,
Нет уже ни их, ни девицы Жанны.

...прочитала книжку? Глядишь героем?
А посуду мыть? Мама с папой, что ли?

Дженни Доу пока что не ходит строем,
Дженни Доу учится в средней школе.
Папа с мамой служат, а ей - двенадцать,
Ну куда сбежишь из-за школьной парты?
Что тут делать Дженни, куда деваться?
Про войну читать, ствол просить у папы?
Ствол большой, тяжелый и настоящий,
Именной, холодный и пахнет сталью.

Папа спрячет его в самый верхний ящик,
Скажет Дженни - когда дорастешь, достанешь.
Хоть проси, хоть ной, хоть слезами капай,
Ни за что. Вот вырастешь - бога ради.

...через несколько лет Дженни вспомнит папу,
Прижимаясь грязной щекой к прикладу,
Оставаясь последней в погибшем взводе,
Заряжая, целясь, вставая насмерть...

Но пока что - лето идет к исходу,
Пахнет травами. Скоро наступит август.
Все укачано терпкой густой жарою.
Дженни спит над книгой, и Дженни снится:
Виноградные гроздья налились кровью,
Из колосьев глядят человечьи лица.
Истекают листья пахучей тенью,
Виноградины смотрят с ветвей, как люди.
Урожай созревает. Не бойся, Дженни.
Да, не бойся.
Страшно уже не будет.

Jane Doe

14:21 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Смотрю на тебя и думаю:
тот, кого я хотела бы встретить,
должен быть выше тебя,
старше тебя,
искушённее тебя.
И, уж конечно,
он должен любить меня сильней.

Я надеюсь, при этой встрече
(которой я жду так давно)
он увидит рядом со мной тебя,
всё поймёт
и пойдёт своей дорогой.

Скорей бы я его встретила.
Скорей бы.
Екатерина kaitana Михайлова

10:48 

Внезапно Евтушенко

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«Как получиться в мире так могло?
Забыв про смысл ее первопричинный,
мы женщину сместили. Мы ее унизили
до равенства с мужчиной.

Какой занятный общества этап,
коварно подготовленный веками:
мужчины стали чем-то вроде баб,
а женщины — почти что мужиками.

О, господи, как сгиб ее плеча
мне вмялся в пальцы голодно и голо
и как глаза неведомого пола
преображались в женские, крича!

Потом их сумрак полузаволок.
Они мерцали тихими свечами...
Как мало надо женщине — мой Бог!—
чтобы ее за женщину считали»

13:45 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
информация неверна.
показания лживы.
он писал мне: "умру без тебя",
но мы оба остались живы.

В.Полозкова

14:16 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
(...) "А Эстер отвечает ему: "Понимаешь, Бен,
Я взрослею. Теперь я даже не режу вен
Поперек запястий. И я не боюсь проблем,
Не боюсь высоких цен. Не боюсь измен.
Обо мне вчера говорили по CNN".

А Эстер ему отвечает: "Ты знаешь, вдруг
Я подумала - мне не хватает конкретных рук,
И надбровных дуг, и ключичных ямочек. Друг
Говорит, последний действительно важный звук
В этом мире - стрельба в квартире. И сердце. Стук.

А Эстер отвечает: "Я знаю тебя давно,
Знаю сверху и снизу, и дно, и второе дно,
И могла бы придти, и могла бы остаться, но..."

Но Эстер, допивая подсоленное вино,
Поджигает письмо,
И кидает его в окно."

p.s. А это аж от 12 января 2012. Уже не знаю о чём оно было тогда, но очень цепляет.

14:14 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«Я вдруг поняла, что бывают другие…
Они не бросают на ветер слова,
И с ними глаза остаются сухими,
И зеленее весною трава.

И сердцу спокойней и знаю, что дальше,
По полочкам жизнь до последних секунд,
Наверное, так вот становятся старше…
Наверное, так, когда больше не ждут…»

p.s. нашла его в черновиках от 19 ноября 2013 - тогда это было слишком откровенно.

09:09 

Последнюю неделю почему-то крутится в голове.

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«Выпрями спину, дитя мое. Ну!
Простолюдины
Гнутся. Потуже корсет затяну...
Выпрями спину!
Если упала, расшиблась, - не плачь.
Боль - только вспышка.
Каждой принцессе положен палач.
Спину, малышка!
В черную кухню ли, в келью, в петлю,
В обморок, в клетку...
Спину, дитя мое, - я так велю.
Выпрямись, детка!
Спину!.. Народ, как всегда, ликовал, -
Вон что творится...
На эшафот, или в грязный подвал, -
Спину, царица!
Если детей твоих, всех пятерых,
Девочек, сына...
Пусть тебе будет не стыдно за них.
Выпрями спину!
Значит, вот так - ни за что, ни про что -
Мальчика, дочек...
Господи, только б не вскрикнул никто!..
Спину, сыночек!..»
Ольга Родионова 09.06.2003

20:27 

про когда-то

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«каждый день умираешь и рвёшь себя на кусочки,
рассыпаешься снова на самые мелкие точки.
и в которую из миллионов попыток делаешь вид,
мол, смотрите, ребята,
уже
ничего
не болит.»

21:54 

Немножко о понятом.

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Для нас для всех, кроёных не по ГОСТам, один ответ имеется всегда. Нельзя так просто. Вот "нельзя так просто" - оно про нас, особенных, о да. Нельзя так просто: взять и не загнаться, сварить борща, погладить там кота... Или белье. Мы не умеем, братцы. У нас кругом депра и темнота. Пока мы здесь беду себе пророчим и поутру рыдаем в унитаз, там где-то есть простая жизнь, и... впрочем - забудьте. "Где-то" - это не у нас.

Казалось бы: вот перспективы роста или любви - чтоб раз и навсегда... так нет же, блядь! Мы не умеем просто. Нельзя так просто дать (или не дать), нельзя так просто переспать с любимым, а вдруг там что-то сложится не так, и мы втыкаем на колечки дыма и выбираем, кто же здесь мудак. И если, скажем, есть на свете двое, и им вдвоем легко и хорошо, то надо думать - что же здесь такое? какой же стих тут на кого нашел? А просто так смеяться, жарить тосты, гулять вдвоем и вместе засыпать - нельзя, вы что! Нельзя, нельзя так просто. Продумывать. Загадывать. Страдать!

Есть не одно отверстие на теле для радостей физической любви. Зачем же в мозг, о боже, в самом деле? Казалось бы - расслабься и живи, ну радуйся себе несуесловно, помой башку и жизнь построй свою... но я уже четыре года ровно, как вместе с этой братией пою. Унылы и печальны наши лица, трагически в ушах играет джаз. Нельзя так просто взять и застрелиться, и это до сих пор спасает нас.

© Лемерт /Анна Долгарева/

15:50 

еслибы

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
14:40 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Когда корпус подмоги далек и недосягаем,
Когда рвутся гранаты, и лёгкие крутит газ,
Остаётся любовь – это всё, чем располагаем.
Это то, что не выбить и не отобрать у нас.
Когда кажется – тщетны старания и попытки,
Оккупирован трон, заблокирован кабинет,
Остаётся любовь – это то, что у нас в избытке,
С чем нельзя проиграть.
То, чего у них просто нет.

Когда злобно закушены губы до брызгов алого
И глаза застилает багровая пелена –

Помни:
Только любовь всегда побеждала дьявола.

Лишь она.
Саша

14:36 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«зачем все эти ваши нежности-слабости,
если я не могу руки в волосы его запустить?
всё, что у меня к нему осталось - это усталость.
всё, что я могу сказать ему - это прости.
я так сильно его любила, что позволила отпустить»

22:44 

Очень спорный, но середина прекрасна)

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
поговори со мной, поговори,
нет, не о том, что мечется внутри,
съедает, и терзает, и горит,
нет, не о том.
поговори, как небо над мостом
темнеет, отражает фонари.

светящиеся сумерки и дождь,
и мягкий свет, и в этом всем идешь,
и максимум тебе двенадцать лет,
и мир сплетен из сказок и побед,
и пахнет выпечкой. и где-то есть твой дом.
и фонари сияют над мостом,
и ничего серьезней в мире нет.

и листья отражаются в реке,
и колокольным звоном вдалеке:
все будет хорошо – вовне, внутри.
и будут золотые октябри,
и будет к рождеству печеный гусь.

я не вернусь, я больше не вернусь.
поговори со мной, поговори.

21:40 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«Меня учили всегда, во что бы то ни стало — не показывать вид, что мне плохо. Не открывать слабых мест, никогда. Нет, я отнюдь не железный и отнюдь не герой, я ною и жалуюсь, как и все мы, просто когда болит сердце, я жалуюсь на пятку».

12:16 

= немного про пафос бытовых обвинений =

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«Тебе нужен максимально сильный финал,
А мне нужно, чтобы все вообще без конца
И чтоб ты без помощи зеркала опознал
В себе-прокуроре себя-истца,

Чтобы перестал себя как свидетеля вызывать,
Чтобы статус доказательств прекратил назначать вещам,
Чтобы мое любимое кресло или незастеленную кровать
Больше скамьей подсудимых не назначал,

Закури, выключи свет, выключатель вон в том углу,
Дождь идет третьи сутки без остановок, и ты иди.
Каждая поставленная точка стекает медленно по стеклу.
Преступленья нету и нету судьи. И быть не может судьи»
laas

09:37 

steampunk-17

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
В горячей струе серебристого пара, в янтарных углях, что текут, как смола - гляди-ка, танцует, живет саламандра, все время, пока не остынет зола. Волшебный цветок лепестки распускает, чешуйки карминовым жаром горят, так было веками, так будет веками, к удаче - увидеть ее, говорят. Живет саламандра недолго, неслышно, ее с очага не спасти и не снять. И быть бы рассказу коротким, как вспышка, нелепым рисунком чужого огня...
Но слушай меня.

Он был не героем, а может - героем, по нынешним меркам кто их разберет. Не герцог, не граф, не наследник короны, от блеска брильянтов не ахал народ. Он сел к очагу, обсыхая с тумана, и руку к углям протянул, не боясь. "Со мною пойдем", - предложил саламандре, - "и будем вдвоем, я и ты, ты да я". Но как удержать лепесток огневики? Как жизнь дать для той, что умрет без тепла? Метались по стенам случайные блики, заря занималась, росисто-бела. "Возьми мое сердце", - сказал он беспечно. - "Не все, половину - так будет честней. Ведь нет горячее сердец человечьих, и станешь ты вечно купаться в огне. Я пол-твоего же возьму, осторожно - и что за кинжал меня сможет убить? Расплавится, лишь дотянувшись до кожи; какое им дело до нашей судьбы?" Ушел он с рассветом, спокоен и бледен, с потрепанной сумкой под легким плащом. И быть бы истории странной легендой, каким и вести-то не надобно счет...
Но слушай еще.

Вот Генри - чумазый, угрюмая мина, в одежде, истертой - ну просто беда! Он третий механик летучей машины, он лазит по трубам и узким ходам. Он носит отвертку, как будто бы шпагу, и все шестерни заучил назубок. В субботу с причала отходит "Отвага", и Генри, конечно, уносит с собой. "Отвага" беседует с Генри ночами, и скрип механизмов - как дружеский смех; ничто не случайно, никто не случаен, и то, что случилось - случилось для всех. А есть еще Чарли, и Мона, и Виктор, пилот, навигатор, толстяк-капитан. Легко удержать лепесток огневики - легко, если верные знаешь места. У каждого в сердце, кто пару послушен, кто трогал руками шальной небосвод, живет саламандра - послушай, послушай - иная, стальная, но все же живет. Живет часть того, с кем сроднился и слился, полсердца? - полсердца! - не жалко, бери! Вот жизнь начинается, длится и длится, и огненным жаром исходит внутри. Ты стал его частью, он стал твоей правдой, вы рядом - и вместе взлетаете вы. Бессмертное, вечное, яркое право живых и стальных... нет, живых и живых. Танцуй, саламандра, взмывая все выше, сталь, воздух, и пламя, и солнца лучи.

Что скажешь? История странная вышла?
Пощупай-ка сердце.
Ты слышишь?
Стучит.
(с) wolfox

17:06 

Что-то меня на Веру снова потянуло.

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
А и все тебе пьется-воется, но не плачется, хоть убей. Твои мальчики – божье воинство, а ты выскочка и плебей; там за каждым такая очередь, что стоять тебе до седин, покучнее, сукины дочери, вас полгорода, я один; каждый светлый, красивый, ласковый, каждый носит внутри ледник – неудачники вроде нас с тобой любят пыточки вроде них.

Бог умеет лелеять, пестовать, но с тобой свирепеет весь: на тебе ведь живого места нет, ну откуда такая спесь? Стисни зубы и будь же паинькой, покивай Ему, подыграй, ты же съедена тьмой и паникой, сдайся, сдайся, и будет рай. Сядь на площади в центре города, что ж ты ходишь-то напролом, ты же выпотрошена, вспорота, только нитки и поролон; ну потешь Его, ну пожалуйста, кверху брюхом к Нему всплыви, все равно не дождешься жалости, облегчения и любви.

Ты же слабая, сводит икры ведь, в сердце острое сверлецо; сколько можно терять, проигрывать и пытаться держать лицо.

Как в тюрьме: отпускают влёгкую, если видят, что ты мертва. Но глаза у тебя с издевкою, и поэтому черта с два. В целом, ты уже точно смертница, с решетом-то таким в груди.

Но внутри еще что-то сердится. Значит, все еще впереди.
Вера Полозкова.

17:44 

Состояние тотального одиночества

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«А еще тебе говорят, что ты не один
И таких, как ты, говорят, еще тьма и тьма
И киваешь им, окей, мол, ты убедил
Но один, один, пока не сойдешь с ума
А когда сойдешь, на запасном его пути
Где по пояс ромашка, хмель, резеда, чабрец
Не встречают те, с кем можешь себя сплести
Не встречают те, с кем мог бы себя обресть... »
(c) Аля Кудряшева

12:28 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
"Вынь из ладони ногти, ослабь нажим,
встань наконец уверенно
в полный рост.
Ничего-ничего, это просто другой режим;
сердце твоё работает на износ.
Нет, не гадать,
вместе вы или врозь;
выдох и вдох, и тут же идти к нему -
как, разбивая лоб, на нерест идёт лосось,
как идут апостолы - к Самому,
берегом ли, водой, по траве, золе,
как водолаз, не касаясь ногами дна.
Так уходит корабль к иной земле -
даже не зная ещё, какова она,
есть ли - она…
По самой прямой из трасс.
Губ его память - в висках, у корней волос.
Он тебя ждёт.
Никому тебя не отдаст.
Сердце твоё работает
на износ"

(с) kaitana.

10:39 

Рыжее беспокойство
"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Есть один совет, чтобы с болью сладить. Не волшебный, каждый сумеет так. За руками смотришь? Гляди на блюдце, наливное яблочко покати; вот узоры тянутся, вьются, вьются, в тридцать девять царств без одной версты. Тридцать девять царств, тридесятый витязь молча смотрит в темный глухой экран; и царевны-Лебеди карта бита, а Иван... как водится, он дурак. Кто-то, в дождь лицо запрокинув, бродит по пустым дворам, распугав котов. Кто-то тихо плачет, а кто-то вроде зубы стиснул - к бою, ваш-мать, готов. Кто-то спит в обнимку с чужой гитарой, иль играет в покер с самим собой. Во вселенной нашей - огромной, старой - каждый миг свечою мерцает боль. От любви, от памяти, от обиды, от того, что снова не позвонил, слишком мелких искорок не увидеть, и нельзя винить, а кого винить?

Да, я знаю, плохо. Хоть вой, хоть тресни, хоть рычи барбосом в ночную тьму... Дай мне руку, хочешь - мы будем вместе? Протяни ладонь, я ее возьму. А потом - другому тяни, не струхни. Нас так много, искорок в темноте. Кто-то вдалеке включит свет на кухне, кто-то тихо ляжет без слез в постель. Улыбнется Лебедь дурной привычке, да Ивана вроде отпустит чуть. Зажигает небо от спички спичку, люди держат Землю - плечом к плечу.

Тридцать девять царств пробежит дорога, за пустынный край, за зеленый бор. Просто боль, разделенная на многих - это лишь частичка, почти не боль. Это лишь кусочек, витраж узорный, рыцарь с витража, напои коня.

Небо стало серым - а было черным.
Протяни мне руку. Коснись меня.
(с) wolfox

.сау.

главная