Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи пользователя: Рыжее беспокойство (список заголовков)
09:24 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
осень опять надевается с рукавов,
электризует волосы - ворот узок.
мальчик мой, я надеюсь, что ты здоров
и бережёшься слишком больших нагрузок.
мир кладёт тебе в книги душистых слов,
а в динамики - новых музык.

город после лета стоит худым,
зябким, как в семь утра после вечеринки.
ничего не движется, даже дым;
только птицы под небом плавают, как чаинки,
и прохожий смеется паром, уже седым.

у тебя были руки с затейливой картой вен,
жаркий смех и короткий шрамик на подбородке.
маяки смотрели на нас просительно, как сиротки,
море брызгалось, будто масло на сковородке,
пахло темными винами из таверн;

так осу, убив, держат в пальцах - "ужаль. ужаль".
так зареванными идут из кинотеатра.
так вступает осень - всегда с оркестра, как фрэнк синатра.

кто-то помнит нас вместе. ради такого кадра
ничего,
ничего,
ничего не жаль.



(с) vero4ka
31 августа 2009 года.

21:43 

Настроение!

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Скорее для Разьки. Гангстеры.

«Полбутылки рома, два пистолета,
Сумка сменной одежды – и все готово.
Вот оно какое, наше лето.
Вообще ничего святого.

Нет, я против вооруженного хулиганства.
Просто с пушкой слова доходчивее и весче.
Мне двадцать пять, меня зовут Фокс, я гангстер.
Я объясняю людям простые вещи –

Мол, вот это мое. И это мое. И это.
Голос делается уверенный, возмужалый.
И такое оно прекрасное, наше лето.
Мы когда умрем, поселимся в нем, пожалуй.»

(с) vero4ka 28 июня 2008 года.

01:06 

(с) vero4ka

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Третье письмо Бусе
Когда я умру, кто-нибудь случайный, лишний, сильно переоценивающий свою роль в моей жизни примется писать обо мне книгу, исполненную пафоса, слащавости и неправды; поровну лести, упоения собственной причастностью и омерзительных мелочей; я ее уже читаю по кускам в разных местах, и она меня ужасно веселит. Знай же, Буса, что на самом деле я была девочкой, красившей ногти в фиолетовый цвет, плохо переносившей операционные вмешательства, попытки думать о времени, старении, необратимости, разлуке, избыточном весе и всем том, что непознаваемо. Я была девочкой, мечтавшей о диктофоне для мыслей, о фиксирующем устройстве для снов, чтобы можно было пересматривать потом в хорошем разрешении и показывать друзьям, в каких порой диких ролях им приходится сниматься; я была человеком, в чьем сознании краешек короткой мальчишьей стрижки и голой шеи сменяется картинкой о том, как прозрачно будет выглядеть мир, когда я стану смотреть на него без помощи глаз; о том, что можно вычитать книгу бытия в одной инструкции к телевизору – и ни одной светлой мысли в «Войне и мире», все зависит исключительно от читающего; о том, что я дожила до неприятного времени, когда должна миру больше, чем он мне – а так приятно было обвинять его в скаредности и немилосердии.

О том, что я жалею всех, кроме себя – размещающих анкеты на сайтах знакомств, поющих со сцены свою песню двадцатилетней давности, сомневающихся, стареющих, бессмысленных, как искусственные цветы – а себе не прощаю ни дня болезни, бесплодной рефлексии, лени, никчёмности, растерянности; с другой стороны, будь я к себе терпимей, я была бы никем.

читать дальше

Что из этого любить, за что из этого драться, если все такое ничтожное издалека? Всё любить, и за всё драться, и всем жертвовать ради единственной улыбки; мы сами мелочи в мире мелочей, и нас видно, только если мы как-то особенно светимся.

00:42 

Марта

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Всех нас тревожит мера справедливости суда человеческого и божеского, и если людям ещё что-то можно доказать, то провидение не поддаётся ни логике, ни увещеваниям. «Почему это произошло со мной?» - вопль всех времён и народов, «кто виноват, что мне так плохо?» - следующий по частоте поисковый запрос к миру.

Если вы обращали внимание на подзаголовок моего журнала, то знаете, что я думаю о справедливости. Я твердо помню: на свете часто одним даётся всё, а другим ничего; множество дурных поступков остаются безнаказанными; невинные существа иногда гибнут в муках; и несчастную, но добродетельную Жюстину в конце концов уебало молнией, а её сестра-содержанка провела долгую и приятную жизнь.

Но самым неправильным, немилосердным и, да, несправедливым, является даже не стихийное бедствие и то, что котята умирают. Бог отдохнул на очень страшной вещи, которая даже не считается трагедией, но человеческий рассудок практически не способен с ней смириться: жизнь такова, что один хороший человек может не полюбить другого хорошего человека.
Если это событие не кажется вам шокирующим, подумайте хотя бы пару минут.

Вы знаете этот момент, когда любовь, и две половинки стального сердечка должны с лёгким щелчком совпасть и превратиться в целое. Обе части пазла очень хороши, идеально отшлифованы и на вид безупречно подходят друг к другу. Но щелчка вдруг не происходит. То есть, это нарушает законы физики и логики, но одна половинка подошла, а вторая шатается и выпадает. Как?! Чтобы спасти разум от когнитивного диссонанса, вы решаете, что какая-то всё-таки оказалась бракованной.
Поначалу, винят себя. Что я делаю не так, где у меня торчит, а где не хватает, чего бы такого подпилить и припаять? Можно перелепить себя, как бог черепаху, а вас всё равно не полюбят.
Тогда приходит вторая стадия, чаще всего, её начало инициируют друзья: не любит тебя? вот козёл! Дурак и бездарь. Или «блядь такая» – крепость выражений напрямую зависит от доброты ваших близких.
Вы знаете, очень легко поверить. На ладони лежит ваша сияющая половинка сердца – чистая, красивая, готовая быть и твердой, и текучей, только пожелай. Чего вы только не делали, а он – не любит. Ну и кто из нас бракованный?! Слепой бесчувственный негодяй, вот он кто.
Большинство из нас на этой стадии останавливается. Со временем обида проходит, остаётся брезгливое сожаление, едва ощутимое, как ложечка уксуса в ведре воды.

И редко кто додумывается – точнее, додумываются многие, но не каждому удаётся поверить, - что это история без отрицательного персонажа. Потому что слишком велика печаль, когда не только головой, но и нецелым бесполезным сердцем понимаешь: просто такая величайшая мировая несправедливость произошла, что один хороший человек не полюбил другого хорошего человека.

19:14 

«Может быть, яблоко» marta_ketro

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Я чувствую осень. Я чувствую осень, неизбежную, как усталость после долгого дня. Сколько не скачи, не принимай допинг в чашках, баночках, таблетках, шприцах и рискованных разговорах, взгляды угаснут, и мы расстанемся с заметным облегчением. Негодяем назначен тот, кто первый отвернулся, но по-честному устали оба, и тот, кто уходит раньше, всего лишь решительней.
Я чувствую осень не в дожде, не в охлаждении солнца и удлинении теней. Она в пресыщении нехитрыми радостями лета: я перегрелась в полдень, перекупалась на закате, переела краденого варенья, у меня живот болит. Грязную банку хочется разбить, а потом прийти к тому, перед кем виновата, жалуясь, но не признаваясь. Болииит, болииит, я устала. Не надо врача, это не кровь, это не знаю, краска, нет, нет, не трогай меня, просто пожалей.
Я чувствую осень, тонкую ноту мороза в теплом ветре, будто мне прозвенели льдом в бокале. И нестерпимо хочется отпить, вдохнуть уже чистого холода, без обмана. Не подставлять больше тело солнцу, спрятать его в меха, в белую снежную шкуру. Больше не рыжая, не горячая, не безумная, не быстрая – теперь, как медленное серебро, я хочу уйти под лёд.
Я чувствую осень, слышу одинокий крик бессмертного ястреба, превратившегося в точку, в зрачок, сужающийся на светлом бесцветном небе. Ничего не возьму с собой из жадного жаркого лета, ни цветка, ни плода, ни варенья, ни солёных огурцов на зиму.

Но, может быть, яблоко

23:34 

Читала?

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
13:15 

от Граф Сентябрь

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
***
В тишине так много страниц - вот листать бы их да листать,
За окном - секунду, взгляни! - пролетают дни и места,
Чьи-то люди (быть может, твои), чьи-то губы беззвучно шуршат,
Как из сброшенной шкурки змеи, выползает из дома душа.
Ты лежишь и глядишь в тишину. У нее семь оттенков - пиши:
Фиолетовый - чтобы в Москве прежде сумерек свет потушить;
Ярко-красный - чтоб в солнце смотреть, как оно к горизонту ползет;
Нежно-желтый - лимон в кожуре, чай, сияющий в нем бергамот.
Есть и синий - для чашек в ночи, выпьешь сок - и ты счастлив навек;
Сквозь зеленый сияют лучи, словно волны, бегут по листве;
Голубой - для щенков и людей, для небес и спокойного сна;
А оранжевый просто везде: в шапках, варежках, фантиках... в нас.
Запиши, заверни, сохрани. Пригодится однажды - а вдруг?
Вот по кругу несутся огни, по тебе быстро бегает круг.
Разорвешь - словно на глубину, в громкий плеск и под хохот ребят...
Ты способен забыть тишину.
Тишина не забудет тебя.

***
Вьется строчка, бегут чернила, у свечи истекает жизнь.
И наутро опять лучами проискрят насквозь витражи –
Значит, Бог нас еще и любит, значит, где-то, наверно, ждет.
После пули, удара стали – встанет, скажет: «Ну что, идем?»
Ты пойдешь. А куда деваться. Жил, как многие. Жил – горел.
Пил вино, плел узор на шпагах, и любовь крутил в ноябре.
Было жарко, хоть и морозно. Тушью вписан Булонский лес.
Ты писал при свечах сонеты, долетавшие до небес.
Ты плясал на балах и в венах, ты любил, и ты был любим,
Ты был странником, первым снегом, ты был грешник и пилигрим,
Да, у Бога не счесть вопросов, у тебя же один ответ,
Самый главный.
«Ну что, - Бог спросит, - всё? На отдых?»
Смеешься.
«Нет».

13:04 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
23:11 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Друзья. :)
И когда тебе будут говорить,
что друзья - это когда, или что друзья - это если,
ты не верь этим людям, ни за что не верь.

друзья - это не когда
и даже не если.

это вообще сложно описывается, чувствуется, думается,
но это точно не индексируется поисковыми системами
и не выдается на-гора парой замусоленных предложений,
произнесенных до тебя такой хреновой тучей людей, что становится дурно.

просто есть кухня,
есть ощущение полной безопасности,
ощущение того, что ты был,
вот здесь,
вот именно здесь,
где тебя точно еще не было;
ощущение, что тебя не будут гнать веником,
не будут никогда говорить про тебя дурное,
что смогут сказать правду в лицо -
что ты сам можешь сказать им правду в лицо,
что ты здесь к месту, вовремя,
свой,
родной,
нужный.

это так клево, знаете.
друзья, я вас люблю. :)

URL записи

17:40 

Сны.

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Я могу изучить сотню книг, только толку в том,
Что в себе я собрал сотню мертвых, чужих стихов,
Если с новым рассветом ты не вернешься в дом,
Если в шуме утра не расслышать твоих шагов.

Ты смеешься - мол, это проходит, всего лишь зима,
Только кажется вечной холодная белая пыль.
Я читал, что вот так в свое время сходили с ума -
Ты уверен, что это все сказки, я знаю, что быль.

Тонкий иней ночами на ветвях дрожащих искрится,
И под утро пригрезится могут цветы и плоды,
Словно Древо опять ожило и опять серебриться,
И опять ничего не смущает преддверьем беды.

Только сны мне отныне покоя уже не приносят.
Вижу берег реки, вижу стрелы, и белый вьюнок.
Тебе стоит остаться. Но ты же совета не спросишь...
Опасайся тогда, чтобы я не услышал твой рог.

Провожая тебя, не пойму - как тебя отпускаю...
У закрытых ворот с неба мягко ложиться зима.
А наутро теперь уже я Белый град покидаю,
И во всем этом вижу нелепый и страшный обман.

От тебя я устал уже ждать хоть полстрочки, хоть слова,
Череда страшных снов постепенно сливалась в один.
Я соскучился, брат... Но мы вряд ли увидимся снова.
Ночь. Туман. Шелест волн. Борт ладьи. Андуин.

19.12.09. Йорингель

23:39 

marta_ketro

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«Как всякий живой, я не знаю, что там, в аду. Предполагаю только, что всё те же наши страхи и неудобства, усиленные до невыносимости, а здесь можно поймать слабую тамошнюю тень и умножить её на самую большую цифру, какая придёт в голову.
Например, те, кто бывают небрежны со словами, знают состояние: однажды готовые формулы вдруг обретают глубину, и бездумного пользователя охватывает тревога. Он понимает, что всё время лениво, как два апельсина, перебрасывал из ладони в ладонь магические формулы – во-первых. А во-вторых, именно сейчас, когда готов произнести их с полной осознанностью, они утратили силу.
«Я безумно тебя хочу»
« :) »
Из вечера в вечер смайлик является достаточным ответом, но однажды к вялой этой фразе в самом деле приливает кровь, да так, что тело корчится, пальцы скрючиваются, а сердце (причём тут сердце? - а притом) медленно разрывается, открываясь безобразной и сладкой раной. И ты трясущимися руками выводишь эти огненные буквы и получаешь предсказуемое:
«Я безумно тебя хочу»
« :) »
Или так:
«Мне больно»
«Извини»
Мне больно слышать, что тебе не нравится мой супчик. Мне больно узнать, что мы тогда ошиблись.
Но когда-нибудь действительно становится больно, настолько, что сначала вспыхивает возмущение – разве можно живому человеку причинять такое. Хватаешь за плечи, поворачиваешь к себе – мне больно! посмотри на меня, мне больно! Невозможно дышать, в горле свистит – уродливые физиологические звуки, ничего романтичного. В груди жжение, в животе спазмы, в голове тоже какие-то микровзрывы – будто тебя в твою же смерть мордой ткнули и не дают закрыть глаза.
«Мне больно»
«Извини»

Это снова и снова происходит, медленно и страшно, как во сне, когда перебираешь тяжелыми ногами, но не можешь бежать, заносишь руку для удара, а она падает. Ты говоришь – а слова пустые, сыплются даже без стука, в вату. И думаешь: «так в аду»»

23:21 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«ладно, ладно, давай не о смысле жизни, больше вообще ни о чем таком
лучше вот о том, как в подвальном баре со стробоскопом под потолком пахнет липкой самбукой и табаком
в пятницу народу всегда битком
и красивые, пьяные и не мы выбегают курить, он в ботинках, она на цыпочках, босиком
у нее в руке босоножка со сломанным каблуком
он хохочет так, что едва не давится кадыком

черт с ним, с мироустройством, все это бессилие и гнилье
расскажи мне о том, как красивые и не мы приезжают на юг, снимают себе жилье,
как старухи передают ему миски с фруктами для нее
и какое таксисты бессовестное жулье
и как тетка снимает у них во дворе с веревки свое негнущееся белье,
деревянное от крахмала
как немного им нужно, счастье мое
как мало

расскажи мне о том, как постигший важное – одинок
как у загорелых улыбки белые, как чеснок,
и про то, как первая сигарета сбивает с ног,
если ее выкурить натощак
говори со мной о простых вещах

как пропитывают влюбленных густым мерцающим веществом
и как старики хотят продышать себе пятачок в одиночестве,
как в заиндевевшем стекле автобуса,
протереть его рукавом,
говоря о мертвом как о живом

как красивые и не мы в первый раз целуют друг друга в мочки, несмелы, робки
как они подпевают радио, стоя в пробке
как несут хоронить кота в обувной коробке
как холодную куклу, в тряпке
как на юге у них звонит, а они не снимают трубки,
чтобы не говорить, тяжело дыша, «мама, все в порядке»;
как они называют будущих сыновей всякими идиотскими именами
слишком чудесные и простые,
чтоб оказаться нами

расскажи мне, мой свет, как она забирается прямо в туфлях к нему в кровать
и читает «терезу батисту, уставшую воевать»
и закатывает глаза, чтоб не зареветь
и как люди любят себя по-всякому убивать,
чтобы не мертветь

расскажи мне о том, как он носит очки без диоптрий, чтобы казаться старше,
чтобы нравиться билетёрше,
вахтёрше,
папиной секретарше,
но когда садится обедать с друзьями и предается сплетням,
он снимает их, становясь почти семнадцатилетним

расскажи мне о том, как летние фейерверки над морем вспыхивают, потрескивая
почему та одна фотография, где вы вместе, всегда нерезкая
как одна смс делается эпиграфом
долгих лет унижения; как от злости челюсти стискиваются так, словно ты алмазы в мелкую пыль дробишь ими
почему мы всегда чудовищно переигрываем,
когда нужно казаться всем остальным счастливыми,
разлюбившими

почему у всех, кто указывает нам место, пальцы вечно в слюне и сале
почему с нами говорят на любые темы,
кроме самых насущных тем
почему никакая боль все равно не оправдывается тем,
как мы точно о ней когда-нибудь написали

расскажи мне, как те, кому нечего сообщить, любят вечеринки, где много прессы
все эти актрисы
метрессы
праздные мудотрясы
жаловаться на стрессы,
решать вопросы,
наблюдать за тем, как твои кумиры обращаются в человеческую труху
расскажи мне как на духу
почему к красивым когда-то нам приросла презрительная гримаса
почему мы куски бессонного злого мяса
или лучше о тех, у мыса

вот они сидят у самого моря в обнимку,
ладони у них в песке,
и они решают, кому идти руки мыть и спускаться вниз
просить ножик у рыбаков, чтоб порезать дыню и ананас
даже пахнут они – гвоздика или анис –
совершенно не нами
значительно лучше нас»
vero4ka

23:09 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«девичник прошел гладко. спасибо лянке, тате, насте и тане - мы возобновили идею девичника по четвергам.
разумеется, сегодня мы собирались в артифаке танцевать латино, я хотела показать класс, но
но в результате, мы с девочками поочередно выкладывали друг другу душу на блюде, никакие танцы не сравнятся с таким стриптизом.
наверное, бог придумал настоящих подруг за этим. зависть - о чем вы? нежность - безусловно.

...

хорошо быть взрослой, не устаю повторять.
просто стареть не хочется.»

23:22 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
ты спишь, наверное. да?
а у меня тут - шампанское, как еда.
и за окном месяц. и провода
сплетаются в косичку трехвостую,
и где-то в горле танцует сверлышко острое,
которое ни спать не дает, ни стреляться.
смотрю на себя в зеркало - вместо глаз две тёмно синие кляксы.
думаю, может, натянуть на себя пальтошарфшапку
да и поехать на шаболовку?
буду тебе - бутербродом на завтрак. или яичницей,
вызывающей спокойствие мозга и паралич лица,
чтобы не улыбаться тем, на кого не стоит никак.

добавь мне в кофе капельку коньяка.
люблю тебя. люблю тебя.
(с.) Яшка Казанова

17:40 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
«Мы - светлые дети, мы - светлые тонкие люди,
В тяжелой одежде, в глухих свитерах и пальто.
Шарфами меняемся. Так потрясающе любим,
Что с нами, наверно, уже не сравнится никто.

Мы любим звук клавиш и длинные странные игры:
В слова и задачки. Мы планы растим, как цветы.
И сами не знаем, что мы безнадежно погибли,
Когда я узнала, что где-то на карте есть ты.

Мы ждали весну, но весна наступает при встрече,
Поэтому в этом апреле и будет метель.
Ни снег, ни гитара меня от тебя не излечат.
Я так же хочу «возвращаться, рояль и детей».

Мы свой составляем особый закон притяжений.
Я снова усну, обнимая колени твои.
Мы – светлые дети, мы «ценим тепло отношений».
Нам страшно замерзнуть в эпоху большой нелюбви.»


URL записи

23:17 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
24.02.2009 в 20:42
Пишет kassid:

Ты моя Старшая Кошка?

Именно так! Ваша кошка воспринимает вас чаще всего как другую кошку, только странного вида и не слишком умную. С точки зрения кошки, мы отнюдь не красавчики. Скорее уж чудовища, уроды. Не верите? А теперь представьте, что вы ростом с кошку, и посмотрите на себя с кошачьего роста и снизу вверх. «Ноги у него как ступы, руки у него как грабли, глаза как бочки. Оно издает звуки как раскат грома. Когда оно идет, трясется земля». Одним словом, жуть. Вот что имеет счастье видеть в нас наша кошка. Примерно так маленькие человечки глядят в фильмах ужасов на Годзиллу или Кинг-Конга.
«Когда идем, дрожит от нас земля». Вот, вот!

К такому страшилищу кошка может относиться двояко: либо считать его своим, то есть тоже кошкой, либо не считать. В первом случае кошка принимает нас, во втором — не принимает. А то, что мы, сюсюкая, думаем, что взяли кошку в свою семью, — глупость и заблуждение. Это она либо берет нас, либо игнорирует.

Если она попала в дом крохой и хочет материнской заботы и ласки, мы становимся для нашей кошки мамой, то есть хорошей кошкой. Даже повзрослев, она продолжает считать нас более сильной и более значимой кошкой, чем сама. Правда, это совсем не означает, что она не станет «качать» права и садиться вам на шею. Вы ведь тоже на каком-то этапе жизни пытаетесь использовать свою человеческую маму как средство для решения ваших проблем.

читать дальше

Из книги Е.Филипповой "С точки зрения кошки"

URL записи

22:51 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Не спала ночами, не желала завтракать, всегда и всюду опаздывала, не умела играть на гитаре, не видела ни одного фильма Федерико Феллини, иногда ошибалась, выставляя баланс белого, тем не менее как-то умела оставаться прекрасной даже утром в понедельник.

© dizay

21:42 

Помнишь?

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
"Я... хотел бы рассказать вам о плохих днях. У меня было несколько плохих дней, я хранил их в таком маленьком коробочке и однажды в сердцах выбросил их за окошко. Я уж не знаю, что было посажено там, у нас на газоне... по-моему, кто-то хотел вырастить кофейное дерево, но тут пошёл страшный дождь, и вместо дерева взошли плохие дни, которые превратились потом в плохие недели, плохие недели превратились в плохие месяцы, и в конце-концов всё это дело превратилось в один большой плохой год... Так вот, послушайте меня! Не храните плохие дни! Сжигайте их, разрывайте на части... не знаю... давите их, как клопов! Давайте, вы будете давить мои плохие дни, а я - ваши..."

(с) Билли Новик & Billy's Band

00:03 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Рэй Брэдбери

Если бы мы слушались нашего разума, у нас бы никогда не было любовных отношений. У нас бы никогда не было дружбы. Мы бы никогда не пошли на это, потому что были бы циничны: «Что-то не то происходит» или «Она меня бросит» или «У меня уже раз обжёгся, а потому…». Глупость это. Так можно упустить всю жизнь. Каждый раз нужно прыгать со скалы и отращивать крылья по пути вниз.

21:41 

"палец одинаково ложится на спусковой крючок пистолета и на левую кнопку мыши" ©
Верховное Существо уткнулось носом, или что там у него есть, в другое Верховное Существо и бормотало, засыпая: “Ой, ну как же я раньше не догадалось, так все просто оказывается, сидишь, голову ломаешь, в чем дело не понимаешь, потому что когда у тоски есть глубокие психологические причины, это как-то облагораживает, а мне иногда хочется немножко облагородиться, и тут вдруг бац – и нет никаких причин, а просто хочется, чтобы посадили на коленки, и по голове гладили, и по спинке тоже, и на ушко тихонько говорили, что я никогда не умру, и ты всегда будешь рядом, и мы будем жить долго и счастливо, и вообще никто никогда не умрет... а вдруг и вправду, получится? Может, попросить мира на Ближнем Востоке? До кучи? А то я вечно ставлю личное выше общественного... Или пусть уже другие просят, которые взрослые, ответственные и совершенно вменяемые, и которые "вообще, приди в себя, ты же все-таки Верховное Существо", а я все равно хочу на ручки, и чтобы по голове гладили, и тогда я еще немножко поплачу, а потом засну. А с Ближним Востоком будем разбираться завтра, на свежую голову”.

© Гала Рубинштейн.

.сау.

главная