black wind
из другой сказки...
"настоящая опасность - она молчит, не скребется в дверь, не лязгает сталь клыков, не ревет голодным тигром в глухой ночи, поначалу даже кажется - с ней легко. так легко сказать вампиру "нет, не входи", так легко жить по закону, не красть, не врать.

но когда ты встанешь с нею, совсем один, все твое "легко" окажется - мишура.

настоящая опасность - чернее тьмы, ее чуют кошки, вороны, даже дождь, ее слуги со значеньем бросают "мы", острозубо улыбаются: "не уйдешь". ее слуги - вечно в желтых плащах тугих, лица их - как будто маски, за маской - мрак; укради, соври, исчезни, беги, беги.
попадешься... лучше смерть.
лучше пыль и прах.

за окном свивает плавные кольца ночь, тянет спину, выплетает игру теней. Рут идет, и тени шмыгают из-под ног, Рут бормочет песню - песня пришла во сне. кто ее там пел, кто ей рассказал, как быть - не увидеть, не запомнить, и не поймать. только песня - страж, охранник чужой судьбы, эту песню ненавидит, боится тьма. сумрак чертит перекрестья чудных углов, Рут обходит городок и поет, поет.
и покуда длится песенка Рут без слов, зло и страхи не коснутся в ночи ее.

по утрам болят коленки, болит спина, только вечером ей надо идти опять. городок-то небольшой, просто Рут одна, и порою очень хочется просто спать. Рут обходит город, чертит незримый круг, защищающий от мрака барьер-мотив.
"городская сумасшедшая эта Рут!" - в спину камнем.
только надо опять идти.

город мал - но все растет, заходя за край, ощетинившись высотками и людьми, током крови в проводах и рычаньем трасс. Рут боится - вот наступит однажды миг, и она не обойдет уж его вокруг, упадет, не встанет, ноги-то все слабей.
что же станет - с миром, с городом, с нею, Рут?
и она шагает, переходя на бег.

только Энди верил в странную тайну Рут. Энди видел, как вокруг наползает тьма, твердо знал он: эти взрослые просто врут, что вампиров нет, что пусто в пустых домах, что все монстры - это выдумка, ерунда, что под масками у них - то же, что у нас.
он уехал вместе с матерью, но куда? Рут не знает, и не знает, где он сейчас.

Рут выходит вместе с вечером на порог, вниз по улице устало шагает Рут. мнится ей - она развалится, только тронь, ноги знают свой извечный ночной маршрут. может, в этот раз она проиграет бой, может, стоит просто взять и упасть... упасть.

"Эй, гляди, там, в телевизоре, Энди-бой!" - на углу у магазина стоит толпа.
"Чудеса! А я-то в детстве его дразнил!" - "Тот еще был сорванец, а взлетел-то как!" - "О, и чокнутая Рут здесь. Взгляни, взгляни. Да не бойся, мы не будем тебя толкать."

Рут глядит - в глазах как будто бы горсть песка, расплывается, мешает, нет сил терпеть. на экране Энди, словно издалека...
"Тише!" - шепчут. -"Энди, Энди..."
Он начал петь.

песня Энди - о другом, на другой мотив, со словами - даже, кажется, о любви. только слышишь - и покажется, что летишь, что стрелой несешься с ветром - лови, лови! песня-щит, огонь, клинок, поцелуй с утра, раз услышишь - напевать будешь целый год...
вот, как сердце, бьется новая песня-страж.
тьма уходит прочь, добычи искать другой.

далеко, где сыплет искры рекламный снег, где огни до горизонта ковром бегут, Энди спит и улыбается в полусне.
и улыбкою ему отвечает Рут."

(c) Wolfox